Видео недели

Погода в 243 странах мира
Маршрутизатор Brouter

Актуальные темы

Блоги
Сегодня в 17:56
Лена, как же вкусно ты приключаешься! Обожаю это состояние, когда просто принимаешь все, что приходит....
Блоги
Сегодня в 15:35
Наташа, ничего, скоро и ты ра правишь крылья. Выздоравливай, все остальное приложится...
Турция, ОАЭ, Армения
Сегодня в 15:33
Нюра! Тут есть морские ежи - да огромные! И вообще куча рыб. Сегодня видели несколько...
Блоги
Сегодня в 15:32
Равнение на Нюру! Вернусь и с упоением открою сплавной сезон...
Индийские фильмы, фильмы про Индию
10 мая 2021 в 10:00
Svetliaciok, Джек-Расселл-Терьер? У моих соседей такой....
Блоги
10 мая 2021 в 09:48
К стыду своему была редким гостем в ее домике... думала, всегда успею. К тому же,...
Поздравления
10 мая 2021 в 00:53
Всех с великим праздником победы!Мира, здоровья и добра!...
FAQ. Объявления
09 мая 2021 в 22:27
Марина решила навестить своих друзей: Василия и Ираиду. Но в...
Поздравления
09 мая 2021 в 21:22
Вот и завершилась Светлая Седьмица. :)Мои добрые пожелания всем нам)) Пусть будет в нашей жизни...
Махараштра и Гоа
06 мая 2021 в 21:52
Будем надеяться, что все в порядке.......


Индийцы рассказывают об Индии - правда их жизни

oksanaS

Сообщение

Благодарности: 3467

Авторские темы: 13

На сайте с: 14 ноября 2013 в 22:14

Пол: Женский

Минск

Делай что должно и будь что будет.

Личный кабинет

Люди творческих профессий: как устроена индийская трущоба
Катхпутли - самая большая трущоба Нью-Дели. Трущобы занимают порядка шести с половиной гектаров в черте города. Около 30 тысяч человек живут в этом районе.
Заклинатели огня и маги, кукловоды и канатоходцы, дрессировщики обезьян, резчики по дереву и барабанщики из индийского штата Раджастхан разбили палаточный городок близ Нью-Дели в 1950-х годах. С тех пор прошло больше 60 лет, и теперь здесь самая большая трущоба индийской столицы — Катхпутли.

Жительница этого района Лакшми, которая работает в некоммерческой организации, помогающей жителям Катхпутли с образованием детей, согласилась показать и рассказать корреспонденту РИА Новости, как устроена жизнь индийской трущобы.

Проводник
"Я родом из Раджастхана, мои родственники живут в Джайпуре и Аджмере, но сама я родилась здесь, в Дели", — рассказывает она по дороге. У Лакшми глаза густо подведены сурьмой, губы накрашены ярко-красной помадой, на голове цветастый платок, а сари, такое же разноцветное, расшито блестками.

Трущобы занимают порядка шести с половиной гектаров в черте города. В них живут около 30 тысяч человек – выходцев из Раджастхана и других штатов. Трущобы разделены на 11 кварталов в соответствии с региональной, религиозной и кастовой принадлежностью, а во главе каждой такой общины стоит лидер, рассказывает проводница.

"Примерно 10 тысяч из них – раджастханцы, еще 10 тысяч – мусульмане, и еще 10 тысяч приходится на всех остальных. Все они в основном артисты, люди творческих профессий – музыканты, танцоры, фокусники и другие", — говорит Лакшми. Помимо мусульман и раджастханцев, здесь живут танцоры и жонглеры из Махараштры, Андхра-Прадеш, выходцы из Гуджарата и Уттар-Прадеш, а также других штатов. "Аккуратнее с сумкой, у нас есть и община карманников", — предупреждает она.

Мусульманский квартал
Лакшми заходит в трущобы со стороны мусульманского квартала. Снаружи — обычная индийская улица с повозками торговцев овощами, фруктами и уличной едой, но стоит свернуть в переулок – и попадаешь в настоящую деревню посреди города.

Кирпичные дома, а вернее комнатки, жмутся друг к другу, образуя узкие улочки. Сточные канавы выходят прямо на улицу и прикрыты камнями, по которым передвигаются местные жители. Где-то кричат петухи. Как пояснила Лакшми, кирпичи местные жители не покупают, а находят на улице, если их выкидывают богатые люди, так что все эти кирпичные постройки – самострой. Власти лишь подводят коммуникации к таким районам, а проведение электричества внутри трущобы, а также вывоз мусора – это забота самих жителей.

"У нас здесь на 30 тысяч человек всего четыре общественных туалета, а в 90% домов их вообще нет", — говорит Лакшми, здороваясь то с одними, то с другими соседями. В этой части трущоб живут мусульмане – жонглеры, дрессировщики обезьян и маги. "Вот это парень – очень хороший жонглер и дрессировщик обезьян, — пожимает Лакшми руку одному из местных жителей с серьгой в ухе. — Это искусство передается из поколения в поколения, еще его дед дрессировал обезьян. Они берут маленькую обезьянку, обучают ее трюкам и выступают на свадьбах и других мероприятиях", — объясняет она. Парень смущенно улыбается.

Лакшми идет дальше, здоровается с двумя девушками. "У них болен отец, они вынуждены сами зарабатывать, собирают и сдают мусор", — говорит Лакшми.

"Килограмм металла стоит 10-15 рупий, килограмм бумаги – 7-8 рупий. В день получается заработать 12-15 рупий (около 0,2-0,25 долларов)", — поясняет одна из сестер. Несмотря на то, что девушки занимаются сбором мусора, выглядят они очень опрятно – гладкая прическа, чистое сари, маленькие золотые сережки в ушах и в носу и, конечно, белоснежные улыбки.

Дальше Лакшми представляет "лучшего барабанщика" — высокого красавца в кожаной куртке и до блеска начищенных ботинках, который спешит куда-то по своим делам. Сверкнув зеркальными очками-авиаторами модного бренда, золотой серьгой в ухе и проверив, нет ли новых сообщений на не самом дешевом смартфоне, "лучший барабанщик" удаляется, почтительно сказав "намасте".

Затем приходит очередь "лучшего мага" — мужчины средних лет в белой майке и черных тренировочных штанах с золотой серьгой. "Это очень хороший маг, он умеет левитировать – может подняться на один, два, даже семь футов над землей", — шепчет она. "Не желаете ли посмотреть представление?" — интересуется маг и сразу грустнеет, услышав отказ.

Резчики по дереву и торговцы
Квартал, где проживают раджастханцы, более красочный, чем мусульманский: многие домики снаружи окрашены яркой краской – розовой, синей, зеленой. Кроме того, здесь дома более старые, им около 60 лет.

Лакшми заходит в дом "лучшего резчика по дереву". В нем есть внутренний дворик, где находятся открытая кухня и пара комнат без дверей. В одной из них отдыхает глава семьи. Мужчина с крашеными хной рыжими усами и волосами поднимается, чтобы поприветствовать Лакшми, а потом возвращается обратно.

По соседству Лакшми показывает район с ровными домами. "Здесь находятся 10% домов, где есть и вода, и туалеты", — говорит она. Снаружи дома облицованы плиткой, а у входа в некоторые есть даже кадки с растениями. Они принадлежат торговцам овощами и фруктами, которые работают рядом на рынке – покупают товары по оптовым ценам, а продают по розничным. "Есть и те, что продают на улице лапшу, у них тоже неплохо идут дела", — поясняет Лакшми.

По ее словам, в этом районе в семьях по два-три ребенка, все дети обязательно ходят в школу, хотя сами родители могут быть неграмотными.

"Здесь у людей есть постоянная работа, отсюда и достаток", — объясняет Лакшми. Все остальные – жонглеры, маги и другие – работают сезонами. Сейчас в Индии сезон свадеб, поэтому у артистов есть работа, но к весне это закончится, и до осени они будут сидеть без дела. "Доходит до того, что в несезон люди голодают, и женщинам приходится закладывать свои украшения", — отмечает Лакшми.

Женская доля
Дальше Лакшми показывает женский центр – небольшую комнату с вывеской, где местные девушки могут овладеть каким-то ремеслом: научиться делать браслеты, шить на машинке и другому. Выходить из центра на улицу без сопровождения девушки не могут.

"У нас здесь запрещены браки по любви. Обо всем договариваются родители. Если родители узнают, что неженатый парень и незамужняя девушка симпатизируют друг другу – это большой скандал, и родственники стараются это пресечь", — поясняет Лакшми.

В среднем девушек здесь отдают замуж в 14-15 лет. В мусульманской семье бывает восемь-десять человек, в раджастханской – пять-шесть вместе с детьми. С замужеством и появлением детей образование девушки обычно заканчивается, она посвящает себя заботам о семье.

Девушки смеются и подшучивают друг над другом, а потом представляют "лучшего бьюти-мастера" — индианку с самыми тонко выщипанными бровями.

"Она прекрасный мастер! Умеет все – педикюр, маникюр, восковую эпиляцию, выщипывает брови нитью. А главное, совсем не больно и без крови", — рекомендует мастера одна из девушек.

Чистильщики ушей
Самые бедные жители трущоб – чистильщики ушей и мусорщики. По сравнению с ними дрессировщики обезьян и маги – крепкий средний класс. В квартале чистильщиков ушей не дома, а палатки, разбитые прямо на земле. Между палатками – сточная канава, над которой роятся мухи. Чумазые босоногие или вовсе голые дети бегают по канавам или спят на одеяле, брошенном на землю.

"В сезон дождей здесь ужас что творится", — вздыхает Лакшми.

По соседству живут выходцы из Гуджарата. Мужчины делают плетеную мебель из бамбука, а женщины работают уборщицами и домработницами в домах неподалеку. "Если пойти налево, там будут выходцы из Махараштры, они говорят на маратхи, украшают дома и помещения к праздникам. А вон там говорят на языке телугу, это южане из Андхра Прадеш. Еще дальше – квартал прокаженных", — рассказывает Лакшми на обратном пути.

В мусульманском районе слышны удары – барабанщики начинают репетицию. На небольшой площади у мечети канатоходцы разбирают канат перед вечерним представлением. В мусульманской школе напротив мечети идет урок – детям, среди которых есть и мальчики, и девочки, преподают Коран и язык урду.

"Вот так и живем, — говорит Лакшми, прощаясь, — Разные люди, разные языки. Это и есть наша маленькая Индия".
Источник


oksanaS

Сообщение

Благодарности: 3467

Авторские темы: 13

На сайте с: 14 ноября 2013 в 22:14

Пол: Женский

Минск

Делай что должно и будь что будет.

Личный кабинет

Куплю почку б/у, недорого
Трудовые будни секретного агента по продаже органов  
  Своей очереди на операцию по пересадке пациенты по-прежнему ждут годами — и не только в России, во всем мире. Потребность в хирургическом вмешательстве очень велика, но донорских органов не хватает. Кроме того, трансплантация — одна из самых дорогих операций в медицине. Зияющую пропасть между спросом и предложением, мечтами и возможностями заполняет черный рынок, сделавший своим главным рабочим инструментом социальные сети.

Aljazeera English рассказала, где можно обзавестись здоровой почкой дешевле всего в мире и что стоит за невысокой ценой. Журналисты побеседовали в сети с индийскими посредниками, которые с помощью Facebook сводят доноров — нуждающихся в деньгах местных граждан — с клиниками в Шри-Ланке, выполняющими трансплантации обеспеченным западным пациентам.

«Если у вас есть деньги, но нет времени — вам к нам»

Викасу 26 лет, он живет в Мумбаи. Три года назад у него была работа, которую он ненавидел — молодой человек помогал отцу на семейной ферме на севере Индии, в Кайпуре. Теперь он зарабатывает намного больше в качестве брокера-посредника. Он разыскивает в интернете бедствующих соотечественников, готовых продать свою почку, чтобы улучшить финансовое положение. И сам теперь отнюдь не бедствует.

«Если у вас есть деньги и вы не хотите ждать долго — вам сюда. Я найду донора и через месяц поедете домой с новой почкой», — рассказывает индиец. Его первая «сделка», совершенная три года назад, принесла ему 25 тысяч рупий (380 долларов). Но теперь гонорар Викаса — от 50 до 80 тысяч (750-1200 долларов) за каждого донора. В 2015 году он заключил восемь сделок, заработав полмиллиона рупий (7700 долларов).

Доноры обычно получают за почку от 4,5 тысяч до 6 тысяч долларов. Сумма зависит от юридической готовности человека к срочному путешествию в клинику, то есть наличия загранпаспорта. Тем, у кого уже есть документы, платят больше. Часть денег выдают за пару дней до операции, остальное — после.
Международный центр трансплантации органов — Шри-Ланка, а именно клиники Коломбо. Там предлагают реципиентам-иностранцам «полный пакет», цены варьируются от 53 тысяч до 122 тысяч долларов (сюда входит и трансплантация, и стоимость органа, и комиссия брокера, и другие сопутствующие расходы).

Соцсети как главный посредник

Черный рынок органов в Южной Азии процветал еще в 1990-х, однако соцсети перевели теневой бизнес в абсолютно новое измерение.

Когда брокеру поступает запрос на орган с определенными характеристиками, все, что нужно — это опубликовать пост в одном из многочисленных сообществ для больных, их родных и потенциальных доноров. Викас и другие агенты маскируют свои сообщения под «крики души» отчаявшихся родственников некоего пациента. В посте сообщается о готовности заплатить донору. Удочка заброшена — остается ждать.

Посредники постоянно меняют свои аккаунты, причем предпочитают представляться девушками. Викас, например, общался на нескольких форумах как молодая женщина по имени Прянка Сингх.

«Молодой, симпатичной женщине всегда больше доверяют. Если кто-то звонит, я говорю, что она моя сестра. Еще я использую английские имена. Люди думают, что имеют дело с иностранцами, а значит, могут получить больше денег», — рассказывает он.

И объясняет, что прибегает к серьезным мерам предосторожности: «Я создаю новый аккаунт каждые пять-шесть недель. Обязательно меняю мобильный номер, связанный со страницей. Избегаю личных встреч, пока не удостоверюсь, что это не ловушка. И никогда не отвечаю тем, с кем однажды общался. Через месяц вы меня уже не найдете».

Требуются, требуются…

Самый желанный для брокеров донор — здоровый, некурящий мужчина в возрасте 20-30 лет или чуть старше. Представители сильного пола предпочтительнее, так как им проще уехать в одиночестве за границу на операцию.

Ударив по рукам, будущий донор и агент отправляются в одну из лабораторий Нью-Дели или Уттар-Прадеша, где добровольца подвергнут необходимым обследованиям. Если тесты подойдут реципиенту, донор и брокер вместе едут в Мумбаи. Это особенно важно, если донор из бедной семьи, не образован, никогда не путешествовал и может растеряться.

«Я подготовлю все документы, включая загранпаспорт, если нужно. У меня есть связи, и все можно устроить буквально за пару дней», — рассказывает Викас. Доставив донора в Мумбаи и поселив его в отеле, посредник забирает гонорар на ресепшене и возвращается домой. Больше он никогда не увидит своего спутника.

А донор летит в Коломбо вместе с другим посредником. Они селятся в роскошном отеле или апартаментах поблизости от клиники, где проводится трансплантация. Дней через 18-25 после операции донор, продавший свою почку, сможет отправиться обратно. Расходы по его пребыванию в городе входят в стоимость операции.
«Хирург однажды говорил мне, что получает 300 тысяч ланкийских рупий (2160 долларов) за операцию», — говорит Аадарш, еще один посредник (тот, что возит доноров из Индии в Шри-Ланку). Также, по его словам, клиники платят миграционным служащим в аэропорту за «взгляд сквозь пальцы»: «Они знают, что люди, путешествующие со мной, — это доноры».

От бедного к богатому

По данным ВОЗ, каждый год более двух тысяч индийцев продают свои почки, значительная часть которых трансплантируется иностранцам. Аадарш рассказал, что «его почки» уезжают в Канаду, Израиль, Великобританию, Саудовскую Аравию, ОАЭ и Бахрейн.

Рост числа почечных заболеваний, распространение диабета и гипертонии служат драйвером глобального спроса на органы для пересадки. Продажа почек законодательно запрещена практически во всех странах мира. Мало кто задумывается о том, чтобы завещать свои органы на медицинские нужды. Некоторые же категорически против этого из религиозных соображений. В результате нуждающиеся в трансплантации почки пациенты годы ждут своей очереди, довольствуясь регулярными процедурами диализа (вывод токсинов из организма, заменяющий работу почек, если те не выполняют своих функций). Многие больные не доживают до долгожданной трансплантации.

Индия, Непал, Бангладеш, Пакистан, Шри-Ланка и Иран превратились в Мекку торговли жизненно важными органами.

В 2008 году Индия ужесточила контроль в этой сфере, и весь «бизнес» сосредоточился в Шри-Ланке. С 2011 года ланкийцам запрещено жертвовать свои органы иностранцам, но гражданам других стран по-прежнему разрешается делать операции по трансплантации почки, если те привозят с собой собственного донора (не ланкийца).

Еще дешевле

Брокеры предпочитают работать именно со Шри-Ланкой. Но самые дешевые операции по пересадке почки все-таки делают не там.

«Если у вас небольшой бюджет, вы можете получить почку за 1,7 миллиона рупий (25700 долларов) в Бангладеш. Тамошние агенты находят доноров либо среди местных, либо в Непале. Но я с Бангладеш не работаю, потому что хочу больше денег», — говорит Викас.

Он также объяснил, почему не хочет переезжать в Шри-Ланку и зарабатывать там больше, чем сейчас в Индии: «Они мне хорошо платят, но я им не доверяю. Посмотрите на меня, я же идеальный донор. Что если они заберут у меня почку?».

В 2016 году в Индии продолжились аресты на черном рынке органов. В Шри-Ланке в январе 2016 года несколько клиник заподозрили в нелегальных трансплантациях. Тем не менее спрос со стороны иностранцев, желающих получить орган быстрее и дешевле, не падает. На днях глава Саудовского центра трансплантологии доктор Файзаль Шахин предостерёг больных, готовых на отчаянное путешествие: по его данным, 60 процентов почек, приобретенных на черном рынке, не приживаются и отторгаются организмом (он напомнил для сравнения, что у официальных операций в СА 99-процентный успех).
Источник





Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 37074

Авторские темы: 87

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

За пределами представлений о правильном и неправильном есть поле. Я встречу тебя там. Руми

Личный кабинет

В связи с этим вспомнилась трагедия одной непальской деревушки: как после землятресения в ней не уцелело ни одного здания! И все дома были построены за счет "почки" - жители деревни протоптали дорожку в такую вот клинику. И остались без домов...и без почки(
oksanaS сказал(а):
как устроена индийская трущоба
 Замечательный репортаж - спасибо, Оксана!
Написать пост
Написать пост как пользователь соц. сети        или как    пользователь сайта