Save on your hotel - www.roomguru.ru

Актуальные темы

Из раздела: Экипировка, туристическое снаряжение
Сегодня в 20:19
Думаю купить такой спальник  -  RedFox Yeti-20. Доставляют в Беларусь. ...
Из раздела: Блоги
Сегодня в 17:15
Этихад перенес мой обратный рейс из Катманду, подарив мне 3 с половиной часа в...
Из раздела: Спорт и здоровье
Сегодня в 16:32
NataRani сказал(а): А вы и не вспомните!  Ну, вот эту задачу решить можно...
Из раздела: Блоги
Сегодня в 16:30
IrinaVolga сказал(а):Докапываться до первопричины ! :) Поздно! ;) Приходится с этим жить......
Из раздела: Киноклуб
Сегодня в 12:40
Спасибо!!!...
Из раздела: Ктоочёмка
15 октября 2018 в 21:17
lessa Нравится узнавать про то, что где то: какая то популяция растет. Особенно таких колоритных животных...
Из раздела: Репортажи, авторские темы
15 октября 2018 в 20:48
ДУНАЙПри желании можно разнообразить своё пребывание в Вене речной прогулкой - зря, что ли, тут...
Из раздела: Эмоциональное
15 октября 2018 в 20:17
staricc ничего себе... «Как причудливо тусуется колода!» говаривал один небезысвеный тебе персонаж))...
Из раздела: Блоги
15 октября 2018 в 15:18
IrinaVolga сказал(а):клематисы Нет. Не обнаружились весной, хотя и были в прошлом году. Видать, вымерзли......
Из раздела: Блоги
15 октября 2018 в 11:48
IrinaVolga сказал(а):А раньше сажали в зиму ?  Нет. Эксперимент. )))...

"В запретных землях" (1897год, путешествие из Индии в Тибет)

Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 27121

Авторские темы: 81

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

Личный кабинет

ГЛАВА LVIII
Бессонная ночь - наблюдение за нашим врагом - живописное зрелище  - посыльный - солдаты из Лхасы - кашмирец - озеро Ганкё.

Естественно, что после этого я провёл бессонную ночь, опасаясь, что нежелательные посетители могут вернуться. Мы много размышляли о том, как нас нашли тибетцы, но  не догадались, что это наши друзья указали им  наш путь. Однако непостижимая трусость, проявленная тибетцами в каждом случае,  была такова, что мы не придавали значения этим инцидентам, и они не только не внушали нам страха, но даже перестали волновать или беспокоить нас.

Мы продолжили наш путь как ни в чём ни бывало , однако с помощью своего телескопа я стал прочесывать холмы в поисках врагов.

«Вот они», - воскликнул Чанден Синг, у которого было самое великолепное зрение из всех людей, которых я знал.  Он указывал на вершину холма, где среди камней можно было увидеть несколько голов. 

Мы продолжили свой путь, не обращая на них внимания, а затем вышли из укрытия  и   увидели, как они спускаются по холму пешком, выстроившись длинной линией и ведя своих пони под узцы. Добравшись до равнины, они сели на своих коней и полным ходом направились к нам. 

Они были одеты довольно  живописно:  кто в темно-красное пальто а кто коричневую с желтым  кожаную мантию,   все поголовно были в разноцветных шапках. Некоторые носили ярко-красные пальто с золотой оплеткой и китайские кепки - это были офицеры. 




  Они спешились в трехстах ярдах от нас, и один старик, театрально  отбросив в сторону свой меч, неуверенно подошел к нам. Мы приняли его любезно, и он  отлично развлёк нас.

«Я всего лишь посланник, - поспешил он заявить, - и поэтому не злитесь на меня. Я только передаю слова своих офицеров, которые не осмеливаются приблизиться к вам из страха быть ранеными. В Лхасе были получены новости, что Плэнки (англичанин) со многими людьми находится в Тибете, но нигде не может быть найден. Мы были отправлены, чтобы захватить его. Вы не из его свиты?" 


«Нет», сухо ответил я. «Полагаю, вы добирались сюда  из Лхассы несколько месяцев?».

«О нет, наши пони хороши», - ответил он,-  «и мы пришли быстро».

« Чик, ни, сума, ши, нга, до, диу, гхих, гу, чу, чик-ин, чак-ни », тибетцы подсчитали до двенадцати, нахмурившись и склонив голову вправо, словно собираясь с мыслями , в то же время подняв руку, с большим пальцем, загнутым к ладони, называя номер следующего пальца  (большие пальцы никогда не используются при подсчете) «Лум чак ниниман! » «Мы были в дороге двенадцать дней", - сказал он. "У нас есть приказ не возвращаться, пока мы не захватим Пленки (иностранца). А вы?» - спросил он с любопытством, - "как долго вы шли сюда из Ладака?"

Он сказал,  по моему лицу он понял, что я из  Кашмира.  Вероятно я настолько обгорел на солнце и был такой грязный, что меня было трудно отличить от уроженца Индии. Старик расспросил  меня, не был ли я ученым, посланным правительством Индии, чтобы осмотреть его страну, и спросил меня, почему я не ношу европейскую одежду. 

« Keran ga naddo ung? » («Куда вы идете?»), спросил он меня.

« Nhgarang no koroun Lama jehlhuong» («Я паломник, - ответил я, - собираюсь посетить монастыри»).

«Керан ми джапод» («Ты хороший человек»).

Он предложил показать мне путь к озеру Ганкки, и был настолько настойчивым, что я согласился. Однако, когда я увидел, что 200 его солдат встали и пошли за нами, то я  возразил, сказав, что если мы  друзья, то нам не нужна армия.

«Если вы наш друг, вы можете пойти с нами один, и мы не причиним вам вреда, но если вы наш враг, мы будем сражаться с вами и вашей армией здесь и сразу, и мы избавим вас от необходимости идти куда ни было».

Тибетцы, смущенные и колеблющиеся, посовещались и через некоторое время старик  вернулся с восемью из них, а основная часть его силы поскакала в противоположном направлении.

Мы шли через равнину, пока не дошли до горного хребта, который мы пересекли, преодолев  высоту 17 450 футов. Затем, изменив наш курс, мы спустились и вновь поднялись на несколько холмов и, наконец, оказались покрытой зеленой травой долине с большим озером Ганкки, простирающимся от Юго-Востока до Северо-Запада.

 Озеро было необычайной красоты, с высокими снежными горами Гангри, которые поднимались почти из  вод, а на южной стороне высокие холмы создавали дикий и живописный фон, хотя  бесплодный и пустынный. На другом конце озера, к северо-западу, были горы ниже, казалось, что они плывут по воде.

Мы расположились лагерем на высоте 16 455 футов, и солдаты поставили свою палатку в пятидесяти ярдах от нас.



1 пользователю нравится пост
Iron Butt

Сообщение

Благодарности: 15

Авторские темы: 0

На сайте с: 26 января 2018 в 17:37

Пол: Женский

Москва

Никогда не говори "никогда"!

Личный кабинет

Спасибо! На самом деле Ваши переводы читает больше людей, чем Вы предполагаете. Я давала ссылки на эту тему многим людям. Все в восторге! К сожалению не у всех есть время и силы регистрироваться и комментировать. Читают обычно с айфонов в дороге.
1 пользователю нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 27121

Авторские темы: 81

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

Личный кабинет

Iron Butt сказал(а):
На самом деле Ваши переводы читает больше людей, чем Вы предполагаете. Я
 Ну тогда буду продолжать, тем более, что самое интересное еще впереди)
1 пользователю нравится пост
IrinaVolga
Модератор

Сообщение

Благодарности: 3894

Авторские темы: 3

На сайте с: 09 января 2013 в 08:28

Пол: Женский

Россия, Ульяновск

Всегда !

Личный кабинет

Elena Vasta сказал(а):
Ну тогда буду продолжать
 Обязательно, Лена !  Я с таким упоением читаю !  (помню, что обещала тебе помочь с переводом, но на работе завал постоянный :((((    )
0 пользователям нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 27121

Авторские темы: 81

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

Личный кабинет

IrinaVolga я тут многое уже перечитывала с удовольствием, потому что увидела эти места воочию и хотелось освежить в памяти, что писал Генри
0 пользователям нравится пост
0 пользователям нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 27121

Авторские темы: 81

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

Личный кабинет

ГЛАВА LIX
В приятной компании - Непопулярность лам у своих солдат - на пути к перевалу Маюм - угрозы  - «перевал Маюм»

Вечером тибетцы пришли в наш лагерь и оказались весьма полезными. Они помогли нам собрать топливо и сварили тибетский чай.  Солдаты оказались порядочными парнями, хотя и хитрыми. Они заявили нам, что ненавидят правителей страны - лам, которых они с особым удовольствием обозвали такими именами,  какие я вряд ли осмелюсь повторить на этих страницах. По их словам,  все деньги, которые приходят в страну, достаются только ламам,  больше никому не разрешалось их иметь. 

Они не были особенно разборчивы в выборе средств  для достижения своей цели. Солдаты постоянной армии получили определенное количество цамбы, кирпичи с чаем и маслом -  без какой-либо оплаты наличными, фактически работали только за еду. Обычно, однако, им выдавали для передвижения пони, а когда они выполняли служебные обязанности, то имели право имели право в деревнях требовать от местного населения поставки продуктов питания, сёдел или что-либо еще, вплоть до свежих лошадей,  чтобы продолжить переход к следующему лагерю. Оружие (меч и ружье) обычно принадлежало самим мужчинам и всегда оставалось в семье; но иногда в особенно крупных городах, таких как Лхасса и Шигадзе, ламы предоставляли ружья, порох и пули неизменно поставлялись властями. Оружие изготавливалось в основном в Лхасе и Шигадзе. 




 Тибетское ружье и фитиль

Озеро Ганкё выглядело великолепно: заснеженные горы, тонированные золотыми и красными красками,  в мельчайших деталях отражались в тихих водах. 

Мы загрузили свою поклажу на наших яков, тибетцы выразили желание сопроводить нас к перевалу Маюм, следуя вверх по реке, которая врезалась в озеро Ганкё.  Долина была очень узкой и непрерывно  петляла,  но, хотя высота была велика, там было много травы, и зеленый цвет радовал глаза, усталые от вида снега, красноватых бесплодных гор и пустынных участков земли. Мы пришли в бассейн реки, на противоположном берегу которой был разбит большой тибетский кемпинг с высокой стенкой из камней. За ней я видел дым - значит там были люди. 

Наши тибетские друзья спросили, что мы будем делать. 

«Если ты пойдешь дальше, мы убьем тебя», - сказал один из солдат, впав в ярость, обнадёженный нашей вежливостью по отношению к нему и его товарищам.

« Nga samgi ganta indah » («Если хотите»), вежливо ответил я.

«Если вы сделаете еще один шаг, мы отрежем вам голову, или вам придется отрезать нашу», - воскликнули два или три человека, протягивая мне голые шеи.

« Таптих мидд » («У меня нет маленького ножа»), - ответил я совершенно серьезно и с разочарованием, закручивая руку в тибетском стиле.

Тибетцы не знали, что им со мной делать, и когда я двинулся к перевалу, на котором сотни летающих молитв развивались по ветру, вежливо попрощались со мной.

Мы пересекли равнину и медленно пробились к перевалу. Около вершины мы вышли на трассу, ведущую от Ладака до Лхассы через  Гарток, вдоль северной стороны озёр Ракшастал, Мансаровар и Ганкьё.  Здесь также были возведены  пирамиды из белых камней (Obos ), а так же плиты с надписями « Omne mani padme hun ». Якские черепа и рога, а также черепа коз и овец были заложены рядом с этими молитвенными камнями, те же самые слова были выгравированы на кости и окрашены в красный цвет кровью убитого животного.

Эти жертвенные подношения Богам предлагаются тибетцами при пересечении высокого перевала, особенно если поблизости находится лама, чтобы освятить это событие. Мясо убитого животного съедается присутствующими людьми, и, если партия большая, за праздником следуют пение и танцы. Как я уже отмечал, эти разноцветные флаги мы видели  по всей стране; они, а так же пирамиды из белых камней (Obos ) указывают на переходы или на вершины холмов, и ни один тибетец никогда не пройдет мимо ни одного из них, не оставив на нем белого камня, чтобы умилостливить гнев своих Богов.

 

 
4 пользователям нравится пост
1 пользователю нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 27121

Авторские темы: 81

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

Личный кабинет

ГЛАВА LX
Перевал Маюм - в  провинцию Ютзанг - это столица -  провинция Доктол - Заказы проигнорированы - Истоки  Брахмапутры - Изменение климата - Долина рисков, связанных с Брахмапутрой.

 Перевал Маюм (Maium Pass) (17500 футов), куда до меня не проникал ни один англичанин, этоочень важная  географическая веха. Он является не только источником великой реки  Tsangpu (или Брахмапутры), но  также отделяет огромную провинцию Нари-Хорсум (простирающуюся к западу от перевала Маюм и включающую горный и озерный край до Ладака) от  Ютзана, центральной провинции Тибета, которая находится к востоку от перевала вдоль долины Брахмапутры и имеет своей столицей  Лхасу. Слово Ю на тибетском языке означает «середина», и оно применяется к этой провинции, поскольку оно занимает центр Тибета. К северу от перевала Маюм лежит провинция Доктол.

Я сделал  разведывательную вылазку  и только вернулся к своим людям на перевал Маюм, как несколько тибетских солдат, которых мы оставили, приблизились к нам. Мы ждали их, и их вождь, указывая на долину за перевалом, воскликнул: «Это уже  территории Лхассы, и мы запрещаем вам входить туда».

Я не обратил внимания на его протест и, прогоняя передо мной двух яков, я вошел в самое священное из всех священных провинций, «основание Бога».

Мы быстро спустились по восточной стороне перевала, в то время как солдаты, ошеломленные, смотрели на нас сверху. Они были чрезвычайно  живописным зрелищем, когда  стояли среди обоев на фоне неба, а солнечный свет сиял на их драгоценных мечах и красные флаги развивались на фитилях их ружей,  а над их головами трепетали разноцветные флаги летающих молитв. Некоторое время понаблюдав за нами, они исчезли.

Небольшая речушка, шириной чуть меньше шести дюймов, спускалась среди камней в центр долины, по которой мы шли, и вскоре от впадания в нее других речушек сильно разбухла. Это был источник великой Брахмапутры, одной из крупнейших рек мира. Должен признаться, что я был горд быть первым европейцем, который когда-либо доходил до этих источников, и было какое-то детское наслаждение  в том, чтобы стоять над этим священным потоком, который в низовьях становился такой огромной ширины, а тут спокойно помещался между ног стоящего человека.



 Истоки Брахмапутры

Мы пили её воды на том месте, где река зарождалось, а затем продолжили спуск по нежному склону вдоль травянистой долины. 

Изменение климата между западной и юго-восточной сторонами перевала Маюм было необычным. На западной стороне у нас не было ничего, кроме сильных бурь града, дождя и снега, сырости в воздухе, создающей атмосферу холодным даже днем. Почва была необычайно болотистая, и очень мало топлива или травы. В тот момент, когда мы прошли перевал, то оказались  в мягком, приятном климате, с прекрасным глубоким синим небом над нами и прекрасными зелеными пастбищами для яков, а также низких кустарников для наших костров; так что после всех наших страданий и лишений мы чувствовали, что мы действительно вошли в землю Бога. 

Несмотря на то, что рано или поздно я ожидал неприятностей, я нисколько не жалел, что не подчинился приказу солдат и направился прямо на запретную территорию - это было какое-то дикое удовлетворение делать то, что запрещено.

Брахмапутра получила три небольших снежных притока, быстро спускающихся с крутых гор по обе стороны от нас; там,  где основной поток резко повернул на 170 °, четвертый и важный приток, несущий очень большой объем воды, спустился к нему через ущелье.

Мы расположились недалеко от перекрестка этих рек, на правом берегу главного потока, на высоте 16 620 футов. От перевала Маюм горная  цепь Гангри продолжается   сначала в юго-восточном направлении, затем на восток, образуя линию, почти параллельную более высокому южному диапазону Гималаев, формируя   обширную равнину, пересекаемую Брахмапутрой. 

На южной стороне реки можно было увидеть небольшие холмистые хребты между речным течением и большим хребтом с его величественными снежными вершинами и красивыми ледниками. Этот северный ареал держит почти параллельную линию в более широком диапазоне к югу; и хотя вдоль него не встречаются пики с очень значительным возвышением, но оно имеет географическое значение, так как его южные склоны образуют северный водораздел священной реки  - вплоть до Лхассы.

Долина, заключенная между этими двумя параллельными хребтами, является самой густонаселенной долиной в Тибете. Трава  растет в изобилии, много доступного  топлива, поэтому тут можно увидеть тысячи яков, овец и коз можно увидеть, пасущихся возле тибетских лагерей, расположенных вдоль  вдоль Брахмапутры и ее основных притоков. Торговый маршрут, пройденный караванами от Ладака до Лхассы, следует по  этой долине; и, когда я приехал в Тибет, чтобы увидеть и изучить тибетцев, я думал, что, хотя я могу столкнуться с большими рисками, я ни в коем случае не мог бы выполнить мою задачу лучше, чем идти по густонаселенному пути.


2 пользователям нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 27121

Авторские темы: 81

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

Личный кабинет

Генри действительно первым описал истоки Брахмапутры. Я была в Русском географическом обществе на заседании Гималайского клуба, и там выступал Сергей Балалаев - исследователь Тибета, Кайлаша и истоков великих рек. Он от меня узнал о Генри и его авантюрных путешествиях, проверил информацию и потом подтвердил, что действительно первым иностранцем, описавшим истоки Брахмапутры, был Генри Лендер, до него публикаций на эту тему не было..
2 пользователям нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 27121

Авторские темы: 81

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

Личный кабинет

ГЛАВА LXI 

Ожидание беды - Вдоль Брахмапутры - Гроза - Дилемма - Опасная река - Длинная  ночь - Нарушители - Новый друг

 Мы спали очень мало, так как  ожидали атаки солдат,  но все было тихо и ничего не происходило; нашим якам, однако, удалось освободиться, и утром мы с трудом смогли собрать их - они переплыли ручей и прошли по другому берегу около мили. 

 Ночь была очень холодной, термометр опустился до 32½ °. Так как вечером после долгого марша предыдущего дня мы устали и не ставили нашу маленькую палатку, утром встали простуженными. Дул сильный юго-западный ветер, и мне было трудно пересечь реку, догнать яков и вернуть их в лагерь. 
 

 
Затем через травянистую долину шириной в три четверти мили и длиной полтора мили мы достигли  узкого извилистого прохода, и попали в следующую извилистую долину, в которой нас и настигла сильная гроза с дождем и градом.   и
Мказались перед очень большим притоком Брахмапутры, вспухшим от талых и дождевых  вод, быстрым и глубоким. 

Я был озадачен. Что делать? Как перевести через этот приток моих людей - ведь они не умеют плавать? И вода в реке, стекающей с ледников, была настолько холодной, что парализовала бы каждого, упавшего в неё.  Однако времени на растерянность у нас не было:  река поднималась буквально на глазах. 

 Мы сняли свои  одежды и прикрепили из вместе со всей покражей и оружием  к седлам яков, за которых можно было не беспокоиться -  они являются отменными пловцами. И хотя течение отнесло их  аж сотню ярдов  по течению, но  мы с удовлетворением увидели, что наши яки без проблем достигли   противоположного берега. 

Несмотря на то, что Чанден Синг и Мансинг верили в меня и в мои качества хорошего пловца, они  думали, что наступил их последний час наступил, когда я взял их за руку и попросил их войти вместе со мной в ручей. Через  двенадцать ярдов мы все трое были сметены бурным потоком. Чанденан Синг и Мансинг в панике прижались ко мне  и потащили меня под воду. Хотя я сильнее и сильнее греб  своими  ногами, мы периодически оказывались на поверхности, а затем снова погружались под воду - из-за мертвого веса моих беспомощных товарищей. Но, наконец, после отчаянной борьбы, поток вынес нас на противоположный берег, куда мы выбрались окончательно измученными и простуженными.

Мы отчаянно нуждались в теплой еде, но у нас  не было никакой возможности зажечь огонь. Кусок шоколада был единственной нашей пищей, что я имел в ту ночь, и мои люди предпочитали ничего не есть.


Мы уже спали в нашей маленькой палатке,  когда снаружи раздался шум голосов. Я в мгновение ока вытащил винтовку и крикнул обычным « Паладо » («Уходите»), в ответ на который, хотя я ничего не видел из-за темноты, я услышал свист камней. Один из них ударился о палатку, и яростно залаяла собака. Я выстрелил в воздух, и это выстрел имел эффект - враги поспешно отступили. 

Пёс однако, не хотел уходить.  Он оставался  снаружи палатки и лаял всю ночь, и только утром, когда я дал ему немного еды, произнося при этом ласкововые тибетские  слова « Чочу, Чочу»,  наш четырехногий враг стал нашим другом, лизнув в благодарность за угощение и ласку мою ногу,  как будто он знал меня всю свою жизнь. Но особую любовь он проявил по отношению к нашему прокаженному -    Мансингу, рядом с которым он лег спать. 

С того дня он никогда не покидал наш лагерь и следовал за нами повсюду, пока для нас не наступали трудные времена.


 Тибетский мастиф


3 пользователям нравится пост
0 пользователям нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 27121

Авторские темы: 81

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

Личный кабинет

IrinaVolga меня умиляет эта «простуда» после плавания с двумя людьми в ледяном потоке. А я тут ботинки намочить боюсь. И это аристократ по рождению. Но при этом не изнеженная барышня, а крепкий как скала
0 пользователям нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 27121

Авторские темы: 81

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

Личный кабинет

ГЛАВА LXII
Оставляем русло реки- А-пас - Засушливая долина - Больше исчезающих солдат - Еще одна река - Стена Мани - Мираж? -  Большой тибетский лагерь - цепь гор к северу от нас

Река слишком сильно стала поворачивать на юг, поэтому   я решил оставить ее  и пойти по равнине, тем более, что там были слабые признаки дорожки, ведущей в сторону  перевала. Я исследовал эту дорожку:  вдоль нее я отчетливо видел следы сотен копыт коней,  почти полностью смытых. По-видимому, это были следы солдаты, с которыми мы столкнулись на другой стороне от перевала Маюм.

Поднявшись выше 17 750 футов, мы увидели обширную долину с бесплодными холмами, разбросанными по ней. К югу расстилалась большая равнина шириной в десять миль, с заснеженными вершинами вдалеке. Впереди был холм, врезающийся в равнину, на котором стояла манистена.  Это последнее открытие укрепило мою уверенность в том, что я был на правильной дороге в Лхасу. 

По мере того, как мы шли дальше, нам открывались все более и более высокие горные хребты. Мы проехали уже  полпути через эту безводную равнину, когда заметили, что из-за далекого холма появились солдаты. Они демонстративно заняли удобную позицию, чтоы мы могли их видеть и стали не таясь наблюдать за нашими перемещениями, а затем снова удалились за холм. Мы продолжали двигаться как ни в чем ни бывало, но когда нас разделяло не более полумили, они покинули свое укрытие и ускакали прочь, подняв облака пыли. 

С холма 16 200 футов, по которому проходила дорожка, мы увидели еще одну группу  высоких снежных вершин, расположенных в восьми милях от нас. Среди этих холмов текла текла широкая  река. Мы пересекли ее в месте, где уровень воды дошла до наших талий. Тут мы увидели  еще одну  мани стену с большими надписями на камнях, а так как ветер был очень высоким и резким, мы использовали её, чтобы от него укрыться. 

Отсюда мы прекрасно могли видеть Гималаи. Река, которую мы только что пересекли, впадала в Брахмапутру.  С нашего холма к западу на расстоянии приблизительно двух миль ряд стоял черных палаток. Мы посчитали их  около шестидесяти, а также сотни черных яков вокруг лагеря. 

Однако  следующим утром, к нашему удивлению, все они исчезли. Казалось, что это был мираж 


 

В конце концов в каких-то четырнадцати милях отсюда, перейдя через травянистую равнину, ограниченную на северо-востоке высокими пиками,  на высоте 15 650 футов мы натолкнулись на  большой тибетский лагерь из более чем восьмидесяти черных палаток. Лагерь был  были разбит на берегу другого притока Брахмапутры, который, описав большую дугу на равнине, вернулся к нам опять. В пяти милях от водной дуги, виднелась горная цепь,  за нею вставали более высокие вершины, украшенные снежными шапками.


2 пользователям нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 27121

Авторские темы: 81

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

Личный кабинет

ГЛАВА LXIII
Волнение - приглашение отклонено - палатки-деликатесы - Чоксе 

Нам была нужна еда, поэтому мы смело двинулись в сторону тибетского лагеря.  Наш визит вызвал вызвал в лагере  большой переполох: яков и овец поспешно разгоняли перед нами, в то время как мужчины и женщины в состоянии большого волнения выходили из своих палаток. Восемь или десять человек неохотно вышли вперед и попросили нас войти в большую палатку. Они сказали, что хотят поговорить с нами и предложили нам чай. Я не принял их приглашение, не доверяя им,  прошел через лагерь насквозь и остановился приблизительно в  трехстах ярдов за его пределами. 

Мы отказались войти в конкретную указанную нам палатку не из-за страха, а потому, что не хотели быть пойманным в ловушку, зато обследовали другие - на наш выбор,  и этот визит в разные голинхо, или палатки, был очень интересен. Сами палатки были построены очень умно  и прекрасно адаптированы к стране, в которой они использовались;  различные предметы мебели внутри так же привлекли мое любопытство. 

Сами палатки были черного цвета, так как они  сотканы из волос яков, естественная жирность которых сделала ткань палатки достаточно водонепроницаемой. Каждая палатка состояла из двух отдельных кусков этого толстого материала,  в верхну  было предусмотрено продолговатое отверстие, через которое выходил дым. Основание больших палаток было шестиугольной формы,  а крыша на высоте шести или семи футов над землей  была сильно растянута с помощью длинных канатов, для этой цели использовались деревянные и железные колышки. Подобная конструкция  защищала обитателей от резких ветров великого Тибетского плато. 

За пределами каждой палатки можно было увидеть четыре высоких столба с фиксированными к ним "белыми летающими молитвами" - по одной на каждую сторону света, Восток принимался за отправную точку. Во внутреннем пространстве больших палаток одна стена высотой от двух до трех футов была сложена из какого-нибудь плотного материала   с целью дополнительной защиты от ветра, дождя и снега. Эти стены строились из камней или высушенного навоза, который со временем использовался для топлива. С обоих концов палатки было сделано два входа, которые при необходимости (например, при сильном ветре) всегда закрывались с помощью петель и деревянных болтов. 


 Тибетская палатка из яка

Тибетец - это прирожденный кочевник, и он переносит свое жилище в зависимости от времени года туда, где он может найти пастбище для своих яков и овец. Но  хотя у него нет постоянного места жительства, он знает, как обеспечить себя максимальным комфортом, поэтому  несет с собой все, что потребуется. Так, например, в центре своей палатки, он  устраивает себе голлинг, или камин, из грязи и камня, в три фута высотой, четыре или пять длиной и полтора шириной, с двумя, тремя или больше боковыми вентиляционными отверстиями. Благодаря этому изобретательному ухищрению удается увеличить сгорание высушенного навоза, самого пылкого топлива, из которого можно получить пламя. 

На верхней части этой печи  сделана плоская поверхность для того, чтобы устанавливать на ней посуду и готовить, например, тибетский чай, который при готовке перемешивают длинной латунной ложкой. 

 Интерьер палатки

Еще один портативный железный стенд  можно увидеть где-то в палатке, на нем размещают удалённые с огня  горячие сосуды. Рядом с ними находится токсум или донбо  - деревянный цилиндр с крышкой, через которую проходит поршень. Эта конструкция  используется для смешивания чая с маслом и солью. 

 


 

Первое, что бросается в глаза при входе в тибетскую палатку, - это чоксе или стол, на которых изображены огни и медные чаши, содержащие жертвоприношения Чогану , позолоченному богу, к которому жители палатки обращаются с утренними и вечерними молитвами. Молитвенные колеса и струны из бусинок изобилуют, они крепко привязаны к полюсам - это длинные фитили от ружей, принадлежащие мужчинам, их высокий реквизит хорошо выступает из отверстия на крыше палатки. Копья хранятся подобным же образом, но мечи и  ножи находятся при мужчине весь день и лежат на земле рядом с их владельцем ночью.

 

 Мешочки с цампой

2 пользователям нравится пост
Написать пост
Написать пост как пользователь соц. сети        или как    пользователь сайта