Save on your hotel - www.roomguru.ru

Актуальные темы

Из раздела: Блоги
Сегодня в 07:34
_newra сказал(а):перестань умалять мой великий подвиг Elena Vasta сказал(а):Что ты) Я тобой...
Из раздела: Архив (поздравления)
24 апреля 2018 в 22:43
Mogra  SHVETA Девчонки, спасибо за поздравления))...
Из раздела: Индийский кинематограф, фильмы про Индию
24 апреля 2018 в 22:38
Вернусь из отпуска и вернусь к сериалу, уже даже соскучилась, особенно по Александру и Дарию)...
Из раздела: Непал, Тибет, Бутан, Пакистан
24 апреля 2018 в 22:32
Нау сказал(а):А чем страшен муссон в этом районе ?  Я думаю, что в...
Из раздела: Религия, философия, праздники, йога, астрология
24 апреля 2018 в 22:29
_newra сказал(а): Желательно видео :)  Заказ принят)...
Из раздела: Блоги
24 апреля 2018 в 22:13
SvetaVolga сказал(а):Купили за 50 рупий экскурсию у местного  тук-тукера и ни разу не...
Из раздела: Индийский кинематограф, фильмы про Индию
24 апреля 2018 в 18:35
А как же! Огромное ответвление вайшнавское. Кстати, Девраха Баба - один из самых знаменитых...
Из раздела: Блоги
24 апреля 2018 в 15:44
Alt сказал(а):ВОЗРАСТ И ОПЫТ НЕРАВНОЗНАЧНЫЕ ПОНЯТИЯ.   На смертном одре (а...
Из раздела: Поздравления
24 апреля 2018 в 11:27
С Днем Рождения, Таня!   ...
Из раздела: Хобби
24 апреля 2018 в 10:35
Я тоже только дома на фото заметила. Кстати, здание - Шинде Чатри, что-то наподобие мавзолея...

"В запретных землях" (1897год, путешествие из Индии в Тибет)

Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 24377

Авторские темы: 79

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

ГЛАВА XLVI

Вхождение в монастырь - жилище ламы - новички - были ли мы в ловушке? - Святая вода, завеса дружбы и прощения - Музыкальные инструменты, книги и т. Д. - Бог и Троица-Небеса и ад - загадка.

Как  только Чанден Синг и я вошли в монастырь, большая входная дверь была немедленно закрыта. Мы оказались  в просторном дворе, три стороны которого имели по периметру два яруса галерей, поддерживаемых колоннами. Это был Lhaprang, или дом Ламы, и прямо передо мной был Lha Kang, или храм, с очень большой дверью, ведущей в святилище, пол храма был поднят на пять футов выше уровня земли.  С обеих сторон от входа рядом с большим барабаном сидели два ламы с книгами  на коленях, с молитвенным барабанчиком и четками в руках, бусины которых они передвигали после каждой молитвы. 

При нашем появлении монахи прекратили свои молитвы и возбужденно забили в барабаны, что вызвало большое волнение в Гомпе. Старые и молодые ламы носились из своих комнат и обратно, в то время как несколько мальчиков в возрасте от двенадцати до двадцати с выражением жадного любопытства  на их  лицах облепили перила верхней веранды.

 Без сомнения главный лама приготовил для нас ловушку. Я предупредил Чандена Пона, чтобы он был настороже, и поставил его на страже у входа в храм, а сам, положив несколько серебряных монет на барабан ламы справа от меня, снял обувь в знак уважения и - к изумлению монахов, тихо вошел в дом поклонения. 

Удивленно глядя на  серебряные монеты, предложенные мною их храму, и на мое  уважение,  проявленное при входе в гомпу, ламы, которых во дворе было множество, остались неподвижными и молчаливыми. Верховный Лама, или настоятель монастыря, наконец вышел вперед и, низко поклонившись,  поставил один большой палец над другим и высунул свой язык, — таким образом он выказал одобрение моему поклонению  буддистским изображениям,  сгруппированных вдоль стен храма.

 Самые большие из них были около пяти футов в высоту, остальные около трех футов. Некоторые были вырезаны из дерева, их драпировка и украшения были довольно артистичными, в то время как другие были сделаны из позолоченного металла. Некоторые из них изображали богов или буддийских героев в позиции сидя, некоторые -  стоя; и все они находились либо на орнаментированных пьедесталах, либо на более простых основаниях, окрашенных в синий, красный, белый и желтый цвета. На головах многих  идолов были древние китайские двукрылые кепки.

 

 

Вход в храм деревни Такер

У подножия этих изображений была длинная полка, на которой в ярких латунных сосудах всех размеров находились подношения:  цампа , сушеные фрукты, чура , пшеница и рис, предлагаемые через Ламу различным святым. 

Потолок храма был задрапирован красной  шерстяной  тканью, подобной одежде, которую носили сами Ламы,   с  потолка  свисали  сотни полосок из шелка, шерсти и хлопка всех воображаемых цветов. Крышу подпирали деревянные колонны, которые  образовывали в центре храма четырехугольное пространство, колонны  соединялись балюстрадой, которая заставляла поклоняющихся  совершать движения слева направо, чтобы пройти перед всеми изображениями. 

В центральной части стены, обращенной ко входу был размещён Urghin or Kunjuk-chick, "God alone," ,  перед которым был устроен своего рода алтарь, покрытый ковром, и стоял сборник пожертвований - гораздо более многочисленных, чем пожертвования,  предложенные другим изображениям.

Лама, указывая на это, сказал, что это  добрый Бог, и я приподнес ему небольшое приношение в удобном ящике, что очень нравилось ламе, потому что он сразу же достал амфору со святой водой,  налил на ладони какие-то душистые жидкости, затем, взяв узкую полоску вуали, увлажнил ее этой  ароматной жидкостью и вручил ее мне. 

Большинство паломников, как правило, обходят внутреннюю часть храма на коленях, но я не мог позволить себе подобного. Высокий Лама объяснял  мне, кого изображают разные идолы: бросая кучки риса над ними,  он называл их по их именам, которые я старался запомнить, но, увы! прежде чем я смог вернуться  и нацарапать их наименования, они все ускользнули от моей памяти.

 Отдельным входом  храм соединялся с жилой частью монастыря.

Огни, горящие в медных чашах, их фитили, питающиеся растопленным маслом, были расставлены по полу четырехугольником, а рядом с ними лежали продолговатые молитвенные книги, напечатанные на гладкой желтой тибетской бумаге, сделанной из волокнистой коры. Рядом с этими книгами находились маленькие барабаны и тарелки. 

Я заметил, что один двойной барабан был сделан из перевернутых секций человеческих черепов, мое внимание привлекли так же и некоторые необычные головные уборы, которые носили ламы во время их  церемоний. В этих случаях они не только сопровождают пение и молитвы биением в  барабаны и звоном литавр, но еще производят шум на канавках, звонят в колокола и ударяют в большой гонг. Шум этих инструментов временами настолько велик, что сами молитвы совершенно не слышны. 

К сожалению, я не видел ни одной из впечатляющих масок, которые используются Ламами в их эксцентричных и мистических танцах, во время которых Ламы проводят весь день в храме, потребляют много чая с маслом и солью, который разносится  в чашках Ламами низшего порядка, исполняющих в монастырях роль слуг. Ламы проводят час за часом в своих молитвах, и по-видимому, абсолютно поглощены молитвой перед Богом  всех богов, воплощением всех святых, объединенных в триединство, Кунджук-Сум (Kunjuk-Sum).

Кунджук-Сум , переведённое  буквально, означает «три божества», а некоторые считают, что это относится к природным элементам: воздуху, воде и огню, которые в тибетском понимании являются символами речи, милосердия, силы и жизни. Одним из замечательных моментов в буддизме, как известно, является пропаганда любви и уважения к отцу и матери и запрет на ранение своих соседей в любом случае. Согласно заповедям, содержащимся в примерно восьмисот томах, называемых каджарами, тибетцы верят в небеса (Дева Цембо/the Deva Tsembo), свободную от всех забот о человеческом существовании, полных любви и радости и управляемых богом бесконечной доброты, помогали бесчисленными учениками, называемыми Chanchubs, которые проводят свое существование в совершении благотворительных деяний среди живых существ. Наряду с верой в промежуточные  места счастья и наказания они даже верят в ад, где души грешников мучаются огнем и льдом.

«Бог видит и знает все, и Он повсюду, - воскликнул Лама, - но мы не можем Его видеть. Только Чанчубы (Chanchubs) могут видеть и говорить с Ним».

«Каких злых качеств нужно избежать?» Я осведомился у высокого ламы, который немного говорил на  хиндустани.

«Роскоши, гордости и зависти», - ответил он.

«Вы когда-нибудь станете святым?»  спросил я его.

«Да, я надеюсь, что да, но это займет пятьсот переходов незагрязненной души, прежде чем кто-то сможет станет одним из них».

Затем, как бы внезапно проснувшись, он импульсивно схватил меня за руку и открыл мои пальцы. Сделав это, он пробормотал два-три слова удивления. Его лицо стало серьезным, даже торжественным, и он относился ко мне со странной подобострастием. Выйдя из храма, он пошел, чтобы сообщить другим Ламам о своем открытии, что бы это ни было. Они толпились вокруг него, и из их слов и жестов было легко увидеть, что они были в замешательстве.

Когда я покинул компанию странных идолов и вошел во двор, каждый лама хотел осмотреть и прикоснуться к моей руке, и внезапное изменение их поведения было для меня источником большого любопытства, пока я не узнал истинную причину этого спустя несколько недель.


0 пользователям нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 24377

Авторские темы: 79

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

ГЛАВА XLVII
Утверждения Чон Пена относительно меня - Секты Лам- (Lamas—Lama series) - Государственное пособие - Невежество толпы - Как набираются Ламы - Ламы, новички и призраки - Танцы и гипноз - Непобедимость - Целибат и скульпторы - Молитвенные колеса и вращающиеся инструменты - Nunneries - Человеческие кости для еды сосудов и музыкальных инструментов-Кровопускание

Еще до того, как я покинул монастырь, ламы более или менее привыкли ко мне, и на меня обрушился шквал  вопросов относительно Индии и медицины - это было предметом их наибольшего интереса. Из-за смуглого цвета  моего лица, которое было не столько загорелым, сколько  долгое время немытым, ламы приняли  меня за врача-индуса, и очень хотели узнать, применяют ли в Индии для лечения  болезней  оккультные науки  или индийские врачи используют  только лекарства? Они  так же решили, что я прибыл к ним после паломничества вокруг озера Мансаровар, и расспрашивали, слышал ли я о том, что молодой сахиб пересек границу с большой армией, которую Чонг Пен Таклако победил, обезглавив сахиба и главных членов его экспедиции?

Я заявил, что не осведомлен об этих фактах (я действительно был очень удивлен  тем, что Чон Пен из Таклако делит шкуру еще неубитого медведя).    К тому же я был гораздо больше заинтересован в получении информации, чем в ее предоставлении, поэтому перевел разговор на самих Лам.

Конечно, я знал, что есть ламаистские секты красных, желтых, белых и черных Лам, красные - более старые и более многочисленные по всей стране; рядом с ними идут желтые ламы, гелуппа, одинаково мощные в политических и религиозных вопросах, но их меньше, чем красных лам; и, наконец, белые и черные Ламы, Julinba, которые являются мастерами в монастырях и работают с живописью, с печатью, с гончарным  мастерством и орнаментом, кроме того, исполняют обязанности поваров, пастухов, водоносов, писателей и, наконец,  палачей. 

Ламы, как правило, очень богаты, так как тибетцы - глубоко набожная раса, и их священники отлично научились вымогать деньги у невежественных поклонников своей религии. Помимо религиозных функций, ламы являются успешными бизнесменами: они занимаются  бизнесом и кредитованием, взимая очень высокий ежемесячный процент. Если нужная сумма не будет выплачена в срок, все имущество заемщика будет конфисковано, а если и этого будет  недостаточно для погашения кредита, то сам должник станет рабом монастыря.

Большие ламы  получают годовое государственное пособие, а так же значительные суммы собираются из подношений верующих, в то время как другие получают деньги из таких источников, которые в любой стране, менее религиозной, чем Тибет, считаются едва ли достойными и зачастую даже вообще преступными. 

Для любого, кто знаком с Тибетом, хорошо известно, что, за исключением крупных городов, почти все люди, кроме разбойников и лам, абсолютно бедны, зато  монахи процветают. Массы осознанно поддерживаются в состоянии полного невежества, и редко можно встретить человека, который может писать или даже читать: таким образом, все документы и прошения проходят  через руки Лам.


Монастыри и ламы, а также принадлежащая им земля и собственность, абсолютно свободны от всех налогов и сборов, и каждый лама или новичок получает содержание всю свою жизнь в виде  цамбы, кирпичей чая и соли. В монастырь набирают людей  из всех рангов: честные люди или убийцы, воры или мошенники - может быть принят каждый. Один или два члена семьи каждой семьи в Тибете обязательно вступают в монашеские ордена, и таким образом монахи получают большую власть над каждым домом. Вряд ли будет преувеличением сказать, что в Тибете половина мужского населения - это Ламы, отсюда недостаток мужчин в деревнях и огромная нагрузка на женщин Тибета.

 

Деревня Такер и Гомпа

 В каждом монастыре можно встретить  Лам, чибис (Chibbis) и людей более низкого класса, невежественных и развращенных,  как бы рабов высшего порядка. Они одеваются и имеют чистые бритые головы, как у их господ, и делают все работы монастыря; но они просто слуги и не принимают прямого, активного участия в политике управления монастыря и его религиозных ритуалах. 

Чиббис - это новички. Они вступают в ламаизм будучи совсем  молодыми, и остаются на низшей ступени студентов в течение многих лет. Они постоянно находятся под учением и надзором старших, а после успешного прохождения нескольких экзаменов они становятся полноправными Ламами.

Перевод слова "Лама" означает «первосвященник». Эти "чиббис" принимают участие в странных религиозных церемониях, в которых ламы одеваются  в шкуры и ужасные маски, но играют  второстепенную роль. 

Во главе любого крупного монастыря стоит Великий Лама, но не надо путать его с Далай-Ламой Лхассы, который, как полагают, имеет бессмертную душу, последовательно переходящую из одного тела в другое.

Ламы едят, пьют и спят вместе в монастыре, за исключением Великого Ламы, у которого есть отдельная комната. Каждую последующую  луну после двенадцати  (For one moon in every twelve) они соблюдают строгое уединение, которое  посвящают молитве, и за это время им не разрешается  разговаривать. В эти дни они питаются один раз в в день и только  водой с маслом, еды должно хватать только для того, чтобы не умереть, все остальное, включая табак и плевки— две самые распространенные привычки среди тибетцев, в это время исключается.

Ламы считаются непогрешимыми, и из-за этого им поклоняются  люди, которые их поддерживают, кормят и одевают. Я считаю их людьми, как правило, очень умными, но бесчеловечными, варварски жестокими и бесчестными, и это не только  мой собственный опыт: я слышал то же самое от тибетцев, которые ничего не желают больше, как избавиться от  ярма своих лам.

Пользуясь абсолютным невежеством, в котором им удается удерживать людей, Ламы успешно практикуют оккультные искусства, которые они применяют для того, чтобы лечить болезни, обнаруживать убийства и кражи, останавливать реки  и приносить в одно мгновение штормы. Некоторые из них, как утверждают, отгоняют вызывающих болезни злых духов. Несомненно,  ламы искусны в гипнозе, благодаря чему они умудряются позволить испытуемым под их влиянием видеть много вещей и предметов, которых нет в действительности. К этой силе относятся частые сообщения о явлениях Будды, которые обычно наблюдаются отдельными людьми, и видения демонов, рассказы о которых только пугают простых людей, и заставляют их отдавать все свои свободные деньги в виде пожертвований на монастырь.

Месмеризм играет важную роль в их странных танцах, во время которых совершаются необычайные изгибы, и, как предполагают странные позиции, тело танцора в конечном итоге сводится к каталептическому состоянию, в котором он остается надолго.

Ламы клянутся хранить безбрачие, когда они входят в ламаизм; но они не всегда соблюдают эти клятвы, и они, кроме того, пристрастились к самым отвратительным из всех пороков в его самых худших формах, что объясняет отвратительный внешний вид развратности, столь распространенной среди Лам средних лет.

Многие ламы содержат  одного или нескольких резчиков по камню, которые путешествуют по всему району и  в самых недоступных местах  вырезают на камнях, скалах или кусочках рога, вечную надпись « Omne mani padme hun », —такие надписи можно видеть по всей стране. Однажды мне удалось незаметно унести два очень тяжелых камня с надписями, которые все еще находятся в моем распоряжении, и о которые  здесь приведены на репродукции.

Такие живописные места, как самые высокие точки на горных перевалах, гигантские валуны, скалы вблизи источников рек или любое место, где существует стена мани, являются местами, наиболее любимыми этими художниками для гравировки магической формулы, ссылающейся на реинкарнацию Будды из цветка лотоса.
 

 
Знаменитые молитвенные колеса— те механические ухищрения, которыми тибетцы молятся своему богу с помощью воды, ветра и силы, также производятся художниками Ламы. Большие, приводимые в движение водой барабаны, строятся рядом с водным потоком или над ним, и огромные цилиндры, на которых вписан весь тибетский молитвенник, вращаются проточной водой. 

Есть молитвы, движущиеся силой ветра, подобные тем, которые использовались Шокас, которые я описывал ранее, но у тибетцев часто печатаются молитвы на тряпочных лентах.

 Маленькие молитвенные колеса, вращающиеся вручную, имеют два разных вида и сделаны из серебра или меди. Для домашнего использования делают  цилиндры высотой около шести дюймов. Внутри они вращаются на шарнирах, по принципу вращающегося верха, броскам молитв, которые с помощью выступающей ручки над машиной молящий приступает в движение. Молитвы можно увидеть заглянув внутрь через квадратное отверстие в цилиндре. 

Тем не менее, более универсальное молитвенное колесо в повседневном использовании в Тибете является образцом, изображенным на иллюстрации. Обычно оно изготовлено из меди, иногда из латуни, и часто полностью или частично из серебра. Цилиндр имеет две подвижные крышки, между которыми  плотно пригнан молитвенный валик. Ручка с железным стержнем проходит через центр цилиндра и рулона и удерживается на своем месте. Кольцо, окружая цилиндр, прикрепляет его к короткой цепи и весу; это служит началом импульса,  начатого рывком руки. Появляется вращательное движение, которое должно, согласно правилу, быть слева направо и которое поддерживается бесконечно, крутя молитву со словами "Omne mani padme hun ", или просто" Mani, mani ".
 

 Помимо четок, которые Lamas всегда используют похожим с католиками способом, у них есть медный духовой инструмент, который они крутят между ладонями их рук, молясь, и этот инструмент  используется исключительно Ламами. Он имеет размеры от 2½ до 3 дюймов в длине и округлен, чтобы его можно было легко удерживать между двумя ладонями.

В Тибете, как в других буддистских странах,  есть женские монастыри. Монахини  самого непривлекательного вида бреют головы и занимаются колдовством и волшебством, как и мужчины- Ламы. Массы смотрят на монахинь свысока. В некоторых из этих женских монастырей  практикуется  строгий целибат, но в большинство из них разрешен свободный доступ Ламам-мужчинам с естественным результатом, что монахини становятся любовницами Лам. 

Ламы, которые в определенные периоды года допускают необычную свободу с женщинами, - это те, кто практикует искусство создания музыкальных инструментов и сосудов для еды из человеческих костей. Череп используется для изготовления чашек для питья, чашек цамба и одно- и двухбарабанных бочек, а кости плечевой кости, бедра и голени превращаются в трубы и трубы. Говорят, что эти особые ламы наслаждаются человеческой кровью, которую они пьют из чашек из мужских черепов.

 

 




0 пользователям нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 24377

Авторские темы: 79

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

ГЛАВА XLVIII

Распространенные болезни и средства лечения  - Любопытные теории о лихорадке - Злые духи - Кузнец и дантист - Экзорцизм - Хирургические операции - Массаж и купирование - Неизлечимые болезни - Деформации - Глухота - Меланхолия-самоубийства

Ламы стали гораздо общительнее, что позволило мн, воспользовавшись  моим небольшим лексиконом хиндустани и некоторого знания тибетского начать разговор о болезнях и методах их лечения, и я вам скажу, тибетцы имели весьма  странные представления о предмете. 

Ламы объяснили мне, что все болезни возникают из-за лихорадки, но не той известной нам  лихорадки, сопровождающей большинство болезней.   По их пониманию лихорадка сама по себе - это злой  дух, который вселяется в человека и вызвает всевозможные  жалобы.  Одни утверждали, что демон лихорадки был злым духом, но были и другие демоны, которые могли  принести  заболевшему богатство и счастье. 

Например, когда человек во время опасной болезни посещал пещеру, водопад или реку-ущелье, в которой жили   эти демоны, у него мог случится как рецидив  заболевания и смерть, так и  мгновенное излечение и последующая счастливая жизнь. В последнем случае, как и следовало ожидать, получатель таких неоценимых привилегий обычно возвращался, чтобы совершить второе посещение добрых духов, которые сделали его жизнь достойной», но,  «злые духи», - продолжил толстый старый лама с кривыми пальцами, - могут принимать  «форму людей или животного: козы, собаки, овцы или пони, а иногда они принимают подобие диких животных, таких как медведи и снежные барсы».

Заячья губа и перепончатая синдактилия и пальцы ног, а также очень частое возникновение добавочных пальцев или пальцев ног - такие уродства встречаются очень часто, и причина из кроется в близкородственных браках. Но по мнению лам причина таких случаев, за исключением перепончатой синдактилии, кроется во вредоносной деятельности демонов, которую они ведут задолго до рождения ребенка; однако ламы  не могли предложить лекарственного средства для goître.

Паховая и пупочная грыжа довольно распространены в Тибете, и, как я уже неоднократно наблюдал, для их лечения   изготавливаются грубые пояса -  в соответствии со вкусом и изобретательностью страдающего, но вряд ли они были эффективны в предотвращении роста опухолей.

Общей жалобой, особенно среди пожилых женщин, был ревматизмпальцев рук и ног, и особенно запястий и лодыжек. Суставы распухали, делаясь жесткими,  неподвижными, сухожилия так же сжимаются  и становятся заметными как канаты на ладонях рук.

Как до, так и после моего разговора с Ламами у меня была возможность убедиться, что желудки тибетцев редко находятся в хорошем рабочем состоянии. Но как они могут быть в хорошем состоянии, когда тибетцы ежедневно  употреблчют  галлоны грязного чая  и ликера? Этой ядовитой смеси достаточно, чтобы уничтожить желудочный сок страуса! 

Язык, как я уже упоминал, неизменно густо покрыт  беловатым налётом, и тибетцы часто жаловались мне на опухоли, а также на болезненные горения в желудке, последние, несомненно, вызваны изъязвлениями. 

Даже в высокогорном  Тибете худшее из всех сексуальных заболеваний (называемое тибетцами Бору) привело к огромному  количеству жертв, ощутимые следы его присутствия у человека проявлялись на коже, особенно на лбу и на ушах, вокруг рта и под ноздрями, на руках и ногах. В случаях очень долгой болезни  наблюдалось своеобразное беловатое обесцвечивание кожи и десен с аномальным сокращением зрачков. 

Почти у всех  пациентов, которых я осматривал, даже у молодых людей,  зубы были  плохими,  крошащимися и сломанными -  и в течение всего времени я был в Тибете (а я вступил в контакт с несколькими тысячами человек) - я могу на пальцах одной руки сосчитать тех, чьи зубы были здоровыми и сильными. Как правило, у женщин зубы лучшие, чем у мужчин. 

Зубы тибетцев обычно имеют такую хрупкую природу, что дантисты Тибета — обычно Лама и кузнец в содружестве, также — создали весьма хитрый способ защиты зубов от дальнейшей деструкции посредством серебряного колпачка, надевающегося на  сломанный зуб

Тибетцы не очень чувствительны к физической боли, этот вывод я сделал, неоднократно наблюдая, как зубы извлекались  самым примитивным образом, и страждущий не испускал ни единого звука. 

 В Юго-Западном Тибете тибетцы имеют сходные с шокам/бхотия странные представления о переселении злых духов. Например, они утверждают, что если человек заболевает, то единственным средством выздоровления  является не лечение болезни, а избавление заболевшего от злого духа, который вошел в его тело. 
 

 
Согласно идеям Тибета и Шокас, злым  духам, чтобы удовлетворить свою потребность в крови, нужно заселиться в живое тело, причём безразлично какое (животного или человека). Поэтому, чтобы угодить духу и приманить его сменить хозяина, в случае легкого заболевания используют маленькое животное, такое как собака или птица,  которое  помещается рядом с заболевшим человеком,  если болезнь тяжелая, то рядом с заболевшим кладут овцу. Над головой больного три или четыре раза совершают круги с чашей воды, одновременно произнося заклинания, а затем этот же ритуал с этой же чашей  повторяют над головой животного, на голову которого эту воду в конце концов выливают. 

«Конечно, - сказал мне Лама - если вы даете  злобному духу подарок в форме другого живого существа, которое удовлетворит его, то он туда переселится. 

Затем бедного зверя на пересечении четырех дорог жестоко разрывают на четыре части, которые разбрасывают в четырех разных направлениях, причем идея состоит в том, что, где бы ни были духи, ожидающие крови, они получат свою кровь, не обозлятся на людей  за убийство животного  и уйдут счастливым. Злым  духам  не важно, является ли кровь кровью человека или нет.  На землях шокас на  ветвях с шипами развешиваются ленты летающих молитв  -  чтобы предотвратить немедленное возвращение злых духов. Говорят, что летающие молитвы являются непреодолимыми препятствиями для злых духов.

Когда пациент полностью восстанавливается, Ламы, естественно, получают деньги за экзорцизмы, которыми изгнали болезнь, и которые не могут не произвести впечатление на простых людей. Своими сверхъестественными способностями, и той властью над ужасными демонами, которой они обладают, ламы внушают почтение  бедным безграмотным людям, и они отдают им все, что имеют.

Тибетцы неудачны в хирургии, прежде всего потому, что они не обладают достаточным знанием анатомии человека; во-вторых, потому что их пальцы не имеют ни необходимой для хирурга  гибкости, ни чувствительности; и, наконец, потому что они не могут изготовить достаточно острые инструменты для выполнения хирургических операций, и выполнять их необходимой быстротой и чистотой. 

В Тибете все - хирурги, поэтому горе несчастному, кому понадобится хирург. Верно, что ампутация редко выполняется; но если это станет необходимым, то пациент уступает. Тибетский хирург не знает, как соединять кости, и поэтому в случае открытого перелома просто отделяет конечность в месте, где произошел перелом. Операция выполняется с любым ножом или кинжалом, который оказывается под рукой, и поэтому пациент испытывает сильную боль,  и часто результаты такой операции катастрофические. При закрытом переломе  связывают сломанную конечность над переломом, но это делается таким неуклюжим образом, что очень часто пациент погибает во время операции.

Учитывая кочевые привычки тибетцев и тяжелую жизнь, которую они ведут, они сравнительно невосприимчивы к очень тяжелым травмам. Иногда сломанные кости руки или ноги сопоставляют весьма грубо вернув кости в правильное положение и плотно перевязыв  конечности тряпками, кусками ткани и веревкой. Если под рукой окажется  древесина, то из нее сделают нечто типа шины.  У здорового тибетца реабилитация с простым переломом ноги, сопоставленным правильно, занимает от двадцати до тридцати дней, после чего пациент может начать движение; а сломанная рука не требует, чтобы ее держали в перевязи более пятнадцати или двадцати дней. Такая скорость заживления объясняется исключительно здоровым климатом и тем фактом, что туземцы проводят большую часть своих дней на открытом воздухе и на солнце, что, несомненно, способствует срастанию, но, конечно,  кости не сопоставляют должным образом, и конечности зачастую становятся  уродливыми. 

В случае ран кровотечение останавливают   влажной тряпкой, плотно перевязывая ей рану. В большинстве случаев большие колебания дневных и ночных температур замедляют заживление ран. Ожоги обрабатываются путем смазывания маслом, так же используют припарку ревеня, которую применяют и при ушибах.

При лихорадке и ревматизме дается аконит, для облегчения боли в мышцах конечностей используется грубый вид массажа. Обычно массаж делают женщины, которые, насколько я мог судить, практиковали это без каких-либо реальных знаний, довольствуясь  сильным трением, ущемлением и шлепками, до тех пор, пока на лице пострадавшего не появятся  признаки облегчения. 
Были ли вызваны эти проявления  реальным стихание боли, или пациенты изображали облегчение, чтобы массажистка закончила лечение, я  так и не смог  определить. Тибетские пальцы не очень приспособлены для такой работы, будучи неуклюжими и, по сравнению с пальцами  других азиатских рас.

Естественные аномалии и деформации скелета довольно часты в Тибете. Деформации позвоночника были обычным делом,  и во время моего пребывания в Тибете я видел много горбатых людей. Уши людей высших классов были сильно искусственно вытянуты благодаря постоянному ношению тяжелых сережек, которые иногда даже разрывали лепесток уха.
Очень часто я  наблюдал  большими пупочные грыжи у детей,  вызванные неправильной перевязкой пуповины при рождении. Операция обычно выполнялась матерью и отцом новорожденного или каким-то другом семьи У младенцев были такие огромные грыжи, что в некоторых случаях они едва ли могли стоять; но, по мере того, как они становились старше, опухоль, казалось, постепенно уменьшалась, и тело приобретало нормальную форму.
Глухота была распространена, однако удивительно  то, что я ни разу не встречал немых, хотя я время от времени сталкивался с болезненным заиканием и другими недостатками артикуляции, возникающими из-за мальформации неба и языка. Значит эта глухота была не врожденной, а приобретённой.

У женщин я несколько раз замечал симптомы меланхолии, вызванные, несомненно, частыми  половыми  актами, а причина этого кроется в  полиандрии (в Тибете ощутим недостаток женщин). Мне говорили, что иногда подобные причины приводили женщин к самоубийству.

0 пользователям нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 24377

Авторские темы: 79

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

ГЛАВА XLIX

Тибетский медик-люмбаго и потрясающее лекарство от него - Горючие медикаменты - Огонь и масло - Молитвы, агония и искажения - Странные идеи о медицине

Как только я вошел в лагерь из двадцати или тридцати палаток, мое внимание привлекла возбужденная толпа, собравшаяся вокруг обнаженного старика. Старик был крепко связан веревками, хотя находился чуть ли не в агонии. Высокий длинноволосый мужчина в красным пальто и тяжелых сапогах встал на колени рядом со страдальцем и горячо молился, крутя молельный  барабан, который он держал в правой руке.

Я подошел к собранию, после чего три или четыре тибетца встали и потребовали, чтобы я ушел. Я притворился, что не понимаю, и после горячей дискуссии мне было позволено остаться.

Операцию над несчастным стариком  совершал тибетский медик. Доктор был занят  подготовкой горючих средств лечения, которые он тщательно закутывал в шелковую бумагу. В результате он приготовил  несколько  конусов.  Завершив это, медик заставил  своего пациента сесть. Я спросил, что случилось с больным человеком. Из того, что мне ответили,  я понял, что этот человек страдал от приступа люмбаго. Однако предстоящее лечение заинтересовало меня больше, чем сама болезнь, и доктор, увидев, как я увлечен происходящим, предложил  мне сесть рядом с ним. 

Прежде всего, человек призвал «огонь», женщина, стоящая рядом,  протянула ему пылающую палку. Он взял ее и стал  размахивать ею   в воздухе, произнося  заклинания. Затем пациент был подвергнут тщательному осмотру, давая возможность пронзительно кричать каждый раз, когда длинные костлявые пальцы врача касались его больных боков, после чего врач, указывая на больное  место, сообщал публике, что боль была здесь." Надев огромную пару очков, он провел ладонью по области пуповины больного, а затем  отметил на его теле  некие  точки, причем использовал для этого горящую палку, прижимая ее к живой плоти.  

 Доктор помахал воспламенившейся древесиной  в воздухе, а затем поднес пламя к кончикамприготовленных горючих конусов. По-видимому, в процессе их приготовления смешивали селитру и серу. Они быстро горели, издавая шум, похожий на предохранитель ракеты.

 На голой коже пациента вспыхнул пожар. Несчастный всхлипывал, его глаза вылезали из орбит. Он стонал и стонал, прилагая отчаянные усилия, чтобы развязать связанные за спиной руки. Двое мужчин бросились вперед и удерживали его.

Боль, на которую жаловался мужчина, казалось, опоясывала его талию, поэтому странный врач развязал руки своего пациента сзади и зафиксировал их спереди,  и продолжил прижигания уже со спины.


Тибетский медик 

 

« Чик, ни, сумма! » («Один, два, три!»), - воскликнул он, заметив три пятна таким же образом, как и раньше, смазал их маслом и прикрепил конусы. Здесь последовало повторение предыдущего ритуала.  Вокруг тела бедняги  вскоре появился круг жестоких ожогов.

Разумеется, когда через два часа  операция закончилась, несчастный из больного стал умирающим. В целях получения некоторых представлений  о тибетской медицине я отправил этому врачу неольшой подарок и пригласил его ко мне. Он был польщен и не выказал никакого желания держать свои методы в секрете, и  даже прижал меня, чтобы попробовать некоторые из его уникальных средств.

По его словам, огонь вылечит большинство болезней, а какой огонь не сможет вылечить,  вылечит вода. Тем не менее у него были небольшие пакеты разноцветных порошков, чудодейственных по его словам.

«Боюсь, что ваш пациент умрет», - заметил я.

«Да, может быть,, - ответил он, - но это будет вина пациента, а не моего лечения. Кроме того, какое это имеет значение, умрёте ли вы сегодня или завтра?»

И с этим непрофессиональным изречением он оставил меня.



2 пользователям нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 24377

Авторские темы: 79

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

ГЛАВА L
Деревня Такер-Чокденс-Дома-Летающие молитвы-Солдаты или разбойники? -Примечание-Свежие положения-Разочарование-Предательство-Шоки покидают меня. Наблюдения. Пять человек, все считали!

Я покинул гомпу, почтительно провожаемый ламами, и решил пройтись по деревне.

Вдоль кромки воды стоял ряд полуразрушенных чортенов, сделанных из грязи и камней, с квадратным основанием, украшенным литьем, и  ступенчатой надстройкой, увенчанной  цилиндрической колонной. Они стояли вряд в восточной части деревни, и, как известно, внутри они должны содержать кусок кости, ткани или металла, а также книги или их части, которые когда-то принадлежали великому человеку или святому.  В редких случаях, когда была кремация, в урну собирают прах и помещают внутрь чортена.  Пепел обычно превращают в пасту, смешивая его с глиной, которую потом сплющивают  как медальон, и на нем штампуют изображение Будды.

Интерьер домов в Такере был не более приятным, чем внешний вид. Каждое жилище имело обнесенный стеной двор, а верхняя часть стены, а также край плоской крыши были выложены маслами тамариска для топлива. Во дворе на ночь размещались овцы и козы были;  люди были невероятно грязными. В монастыре, а также над каждым домом развевались сотни летающих молитв, и, когда люди стояли на их крышах, наблюдая за нами, смеясь и болтая, место выглядело довольно весело.

Пока я прогуливался, появилось  около пятидесяти или шестидесяти человек, вооруженных мешалками и мечами, я посмотрел на них с подозрением, но Качи заверил меня и сказал, что это не солдаты, а  группа разбойников, которые встали лагерем около полумили отсюда, и они находятся в  дружеских отношениях с Ламами. В качестве меры предосторожности я зарядил свою винтовку.

 

 
Панку-гомба

Я задал вопросы о провизии и договорился о покупке двух жирных овец и около 450 фунтов других продуктов (мука, рис, цампа, гур , сахар, соль и масло), несколько тибетцев заявили, что они могут предоставить мне любое количество провианта. Среди других был трейдер из Буддхи,  который обещал привести меня через час достаточное количество пищи для десяти человек на двадцать пять дней. Я заметил, что, когда эти люди ушли, двое моих шокасов побежали за ними и вступили в возбужденную дискуссию. Примерно через два-три часа торговцы вернулись, присягнув, что мною не может быть получена ни одна унция еды. То, как эти люди  могли лгать, изумляет. Я заподозрил предательство среди своих шокас.   

Шокас, поняв, что я разгадал из предательство, и одновременно из-за страха перед тибетцами, были абсолютно деморализованы. Было бесполезно держать их силой, и я решил их освободить. С того момента, как я вошел в запретную страну, я был вынужден защищаться от них, как я защищался от тибетцев. Я решил отпустить их щедро вознаградив, с условием, чтобы  они взялись вернуться в Индию, взяв часть моего багажа, содержащего фотографии, этнологические коллекции и т. д. С бесконечными проблемами мне все же удалось купить достаточно провизии, чтобы продержаться пять человек десять дней.

Всей партией вместе мы прошли еще  три с половиной мили дальше, где, увидев опустошенную Панку Гомпу, в миле к западу от нас, мы остановились, чтобы в тайне от тибетцев сделать необходимые приготовления для нашего расставания  и разделить багаж.  

Когда все было готово, пять мужчин шокас, включая Качи и Долу, оставили меня, клянясь солнцем и всем, что они считали самым священным, что они никоим образом не предадут меня тибетцам, которые до сих пор не подозревали, кто я такой.

Джохари (житель долины Джохар) Биджеингх и Кутиял (житель долины Кутти)  Чурра Натто согласились сопровождать меня до Maium Pass, так что моя партия, включая меня, сократилась до пяти человек.

1 пользователю нравится пост
0 пользователям нравится пост
IrinaVolga
Модератор

Сообщение

Благодарности: 3560

Авторские темы: 3

На сайте с: 09 января 2013 в 08:28

Пол: Женский

Россия, Ульяновск

Всегда !

Elena Vasta сказал(а):
«Боюсь, что ваш пациент умрет», - заметил я. «Да, может быть,, - ответил он, - но это будет вина пациента, а не моего лечения. Кроме того, какое это имеет значение, умрёте ли вы сегодня или завтра?»
 Прелесть какая ! :))))))))))))  Это надо в цитатник
1 пользователю нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 24377

Авторские темы: 79

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

IrinaVolga сказал(а):
ейчас слушаю про путешествие Рериха Гималаи-Алтай. У него в разы меньше происшествий.  :) 
 Это было, безусловно, героическое путешествие, особенно с учетом возраста, да ещё Елена Николаевна принимала в нем участие. Но Рерихи шли официально, отсюда и разница. У Лендора была чистой воды авантюра. 
Кстати, я планирую побывать в долине Тинкар в Непале, которую первым описал именно Генри Лендер.
0 пользователям нравится пост
IrinaVolga
Модератор

Сообщение

Благодарности: 3560

Авторские темы: 3

На сайте с: 09 января 2013 в 08:28

Пол: Женский

Россия, Ульяновск

Всегда !

Elena Vasta сказал(а):
героическое путешествие, особенно с учетов возраста,
 Ему было 53, ей не знаю сколько.
0 пользователям нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 24377

Авторские темы: 79

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

А Генри был молодой тренированный мужчина с альпинистским богатым опытом. Но все равно я им восхищаюсь - его безудержной отвагой, его способностью легко переносить любые трудности, его богатыми навыками: он и художник, и картограф, и географ, и топограф.

У меня есть в запасе истории про других исследователей Тибета, времени не хватает. С этим персонажем мы ещё даже не на самом интересном месте, там впереди ещё масса приключений.
1 пользователю нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 24377

Авторские темы: 79

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха


ГЛАВА LI

Старт с новой  еще более сокращенной партией. Естественная крепость. Черные палатки и животные. Неверный путь. Слинги и их использование. Посещение тибетского лагеря.  Торг и попрошайничество.


 Путешествие было беспрецедентным, и мои четверо мужчин казались были в отличном настроении. Мы спустились на равнину, где было возможно найти воду и траву, и увидев кемпинг с защитной стеной,  выставляемые тибетцами на своих остановках, мы встали на ночь, несмотря на сильный ветер и дождь с градом, который промочил нас насквозь. Термометр в течение ночи опустился до 34 °.

На рассвете я провел разведку с вершины высокого холма, откуда с высоты птичьего полета мог видеть большую часть окружающих нас просторов. Для меня было очень важно выяснить, как самым простым способом пройти сквозь сложную череду холмов и гор, а также узнать точное направление большой реки к северу от нас, название которой никто не мог мне назвать. Я отправился  один в направлении 352 ° 30 '(bm и через три с половиной мили поднялся до высоты 16 480 футов на вершину  холма. Я узнал всё, что хотел и вернулся в лагерь, и мы отправились в путь, конечном счете, оказавшись у подножия холма, вершина которого напоминала крепость, с летающими молитвами, громко хлопающими на ветру. У подножия холма паслось около двадцати пони.

С помощью  телескопа я убедился, что то, что казалось мне замком, было не чем иным, как творением природы, и, по-видимому, там никто не скрывался. Однако пони почувствовали наше присутствие и нам пришлось двигаться осторожно. 

Огибая  холм, мы увидели в травянистой долине ниже ряды черных палаток и стадо из двухсот  яков и около тысячи овец. Мы  держались  за холмом и, сделав длинный крюк,  наконец спустились в обширную долину, в которой река описывала полукруг. Этот приток сначала показался мне больше, чем то, что я впоследствии признал основным потоком, так что я следовал его курсу целых четыре мили, пока я не обнаружил, что это уводит меня южнее, чем мне было нужно. 


 Встретив двух тибетских женщин, я купил у них  жирную овцу из отары, которую они гнали перед собой. Эти две женщины несли веревочные стропы с прикрепленными к ним камнями в своих руках, и точность, с которой они могли бросать камни с очень большого расстояния и попадать туда, куда они хотели, была поразительной. Ради нескольких аннов они специально устроили мне представление своего мастерства, попав во всех овец, которых мы указывали им,  даже с расстояния тридцати и сорока ярдов.

 
 Я попытался получить от этих  женщин хоть немного информации о стране, но они заявили о своем абсолютном невежестве. 

«Мы - простые люди, - говорили они, - и мы ничего не знаем. Мы знаем каждую овцу в нашем стаде, — и это все, но наш господин, о котором мы - рабы, знает все. Он знает, откуда берутся реки и и все гомпы. Он великий царь ».

«А где он живет?»  спросил я.

«Там, в двух милях отсюда, где этот дым поднимается к небу».

Было сильное искушение пойти к  «великому царю», который знал так много вещей, тем более, что мы могли бы, вероятно, убедить его продать нам кое-какие необходимые нам вещи. Во всяком случае, визит был бы интересным, и я решил рискнуть.
 

 Мы подошли к большому лагерю из множества черных палаток. Наше появление вызвало большое волнение,  мужчины и женщины вышли из своих палаток сс волнением глядя на нас

« Джогпы » («Разбойники! Разбойники!») , крикнул кто-то в их лагере, и через мгновение несколько человек, оставшихся вне палаток, вытащили свои мечи, неуклюже держа их в руках, и их вид был скорее смешным, чем пугающим.

Мне и Чанден Сингху удалось успокоить их. 

« Kiula gunge gozai deva labodù! » («У вас прекрасная одежда!»). Я начал разговор, пытаясь польстить человеку6 которого посчитал за вождя.

« Лассо, лех! » («Да, сэр») ответил тибетец, по-видимому, изумленный, и с видом комической гордости смотрел на свою одежду.

Его ответа было достаточно, чтобы показать мне, что этот человек сразу стал считать  меня своим начальником,  в тибетском языке равных или низших приветствуют простым словом лассо без лэ .

 

 Тибетская женщина с ребёнком

« Kiula tuku taka zando? » («Сколько у вас детей?») 

« Ник ». ("Два.")

« Чувен богпе, цамба, чоу выиграл? » («Будете ли вы продавать мне муку или цамбу? »)

« Мидд ... нет, - ответил он, делая несколько быстрых полукруглых движений с поднятой ладонью правой руки.

Это наиболее характерное действие тибетца и почти всегда сопровождает слово «нет» вместо движения головы, как и у нас.

« Keran ga naddoung? » («Куда вы идете?»), Он спросил меня с нетерпением.

« Nhgarang ne Koroun! » («Я паломник!») « Lungba quorghen neh jelghen ». («Я смотрю на священные места»).

« Гоприя зальдо, Чакзал вортцие, Цамба мидд», Богпе мидд, гурам мидд, дие мидд, касур мидд »(« Я очень бедный. Пожалуйста, слушай меня. У меня нет цсамба , нет муки, нет сладкой пасты, нет риса, нет сухофрукт.")

Я знал, что он врёт, поэтому  спокойно ответил, что буду оставаться  тут и сидеть до тех пор, пока мне не будет продана еда, и в то же время крутил в руках  одну или две серебряные монеты, — демонстрация денег  корыстолюбивым  тибетцам всегда была средством ускорения  бизнеса.В конце концов мне удалось купить двадцать фунтов пищи. В тот момент, когда деньги были переданы, у тибетцев возникла ссора между собой, спор почти дошел до драки. Тибетцу любого ранга не стыдно унижаться ради самой маленькой серебряной монеты.



1 пользователю нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 24377

Авторские темы: 79

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

Elena Vasta сказал(а):
Кунджук-Сум , переведённое  буквально, означает «три божества», а некоторые считают, что это относится к природным элементам: воздуху, воде и огню, которые в тибетском понимании являются символами речи, милосердия, силы и жизни. Одним из замечательных моментов в буддизме, как известно, является пропаганда любви и уважения к отцу и матери и запрет на ранение своих соседей в любом случае. Согласно заповедям, содержащимся в примерно восьмисот томах, называемых каджарами, тибетцы верят в небеса (Дева Цембо/the Deva Tsembo), свободную от всех забот о человеческом существовании, полных любви и радости и управляемых богом бесконечной доброты, помогали бесчисленными учениками, называемыми Chanchubs, которые проводят свое существование в совершении благотворительных деяний среди живых существ. Наряду с верой в промежуточные  места счастья и наказания они даже верят в ад, где души грешников мучаются огнем и льдом.
 Я не могу себя считать большим знатоком буддизма, но ничего подобного не читала. Есть у кого сведения по теме?
0 пользователям нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 24377

Авторские темы: 79

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

ГЛАВА LII

Как выглядят тибетские мужчины — Их робость — Кожаная работа — Металлическая конструкция — Лезвия и мечи — Филигранная работа — Седла и ремни

Мужчины этой партии были чрезвычайно живописны, с волосами, свисающими до лопаток и длинными косичками, украшенными кусками красной ткани и серебряными монетами. Почти все были одеты  одинаковые пальто  с широкими рукавами, свисающими вдоль рук  и фиксированными в талии, чтобы иметь возможность складывать за пазуху  миски, табакерки и прочее. Большинство из мужчин были одеты в темно-красные пальто, и все были вооружены мечами, украшенными драгоценными камнями.

Мужчины наблюдали за нами с почтительного расстояния с большим интересом. Я никогда не видел такую трусость и робость какую демонстрировали эти крупные, неповоротливые люди: простого подъема глаз на них было достаточно, чтобы человек  кидался бежать. Их предводитель старался выглядеть неиспуганным, несмотря на то, что сам дрожал от страха.

Я приблизился к тибетцам, чтобы получше рассмотреть их. Все мужчины имели типичные черты:  плоские широкие носы и глаза с косым разрезом, высокие скулы и нечистую пористую кожу, обильно выделяющую кожное сало. На шее у всех были  украшения - это были коробочки на шнурках, в некоторых был помещен образ Будды, другие футляры были были пусты.

Я был поражен умением тибетцев обрабатывать и красить кожу, которой они могут придавать тонкий красный или зеленый цвет, или сохраняют естественный оттенок, особенно когда кожа используется для поясов, патронташей или пороховых мешочков. Для своих изделий тибетцы предпочитают брать кожу яка, антилопы или кианга. 

Для оружия они находят металлическую руду и сами плавят ее. Тибетцы чрезвычайно искусны в  инкрустации своих изделий,  для такой тонкой работы они всего лишь используют  молоток и долото. Прекрасным образцом богатой инкрустации являются ножны тибетских мечей. Однако несмотря на их красоту, ножи эти нехороши, - металлургия в Тибете находится  в зачаточном состоянии, лезвия кинжалов сделаны  из кованого железа, а не из  стали, что делает их  недостаточно эластичными. Лезвия ножей делают зубчатыми , чтобы сделать раны неизлечимыми, но лезвия мечей совершенно гладкие. 
 

 
Как видно из иллюстраций, это оружие едва ли годится для  серьезной борьбы, поскольку они  не имеют предохранительной отсечки для руки воина. Ножны и ручки некоторых более ценных мечей сделаны из твердого серебра, инкрустированного бирюзовыми и коралловыми бусинками, серебром с золотыми украшениями. Самые лучшие мастера, владеющие искусством филигранно украшать серебром кинжалы, находятся в Лхассе.

Седла тибетцев, хотя и не слишком комфортны, тем не менее  сделаны умело. Основная структура изготавливается  из цельного дерева, часто часто инкрустированного серебром и золотом. Тибетские седла схожи с  мексиканскими - они очень высоки и  спереди и сзади. Кожа ящерицы или другая окрашенная кожа,  используются для украшения, а в месте сиденья лежит подушка. На этой подушке неизменно лежит коврик, короткие железные стремена заставляют сидеть с согнутыми ногами -  действительно весьма удобное положение, когда к нему привыкнешь. Подхвостник и  уздечка  имеют кожу,  инкрустированную металлом. Позади седла вместе с неизбежной  длинной веревкой, которой  тибетские  наездники ограничивают перемещение лошади ночью, закреплены двойные сумки для поклажи. 

 
0 пользователям нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 24377

Авторские темы: 79

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

ГЛАВА LIII

Дождь - трудная  ночь - ущелье - гигантская надпись - укрытие под валунами - новый сюрприз - осталось только два спутника

Когда наступила ночь, я  посчитал небезопасным расположиться рядом с тибетцами, поэтому мы отошли в сторону. Мы прошли две с половиной мили, и гнали наших яков и овец перед собой, а затем остановились, найдя  небольшое укрытие от сильного ветра, который дул с большой силой. Справа от нас высилось кольцо  высоких гор, идущих с севера на юг,  это кольцо прорезало ущелье, из которого вырывался  большой поток. Вечером нечего было и думать пересечь его, и мы планировали утром предпринять попытку форсирования  — когда холод ночи остановил бы таяние снегов. 

Одновременно с заходом солнца разразился сильный ливень. Наша маленькая палатка была дырявой, но через пару часов мы должны были покинуть и ее, потому что место, где мы поставили ее, вскоре превратилось  в настоящий  пруд. Мы переставили ее на другое место, но и там не могли уснуть:  колышки не удерживали палатку, через ее дыры на нас текла вода, и казалось, что  ночь  никогда не закончится. 

На рассвете никаких признаков того, что шторм закончится, не было. Вечером мы не смогли зажечь огонь, и мы не могли зажечь его и утром,  мы были холодны, голодны и несчастны. К полудню дождь все еще продолжал поливать, поэтому мы свернули лагерь,   загрузили нашу поклажу на яков , с трудом  пересекли реку и и между  заснеженных гор зашли в ущелье.

К вечеру мы были окончательно измотанными и насквозь промокшими,  когда  подошли к огромной скале, на которой терпеливый лама-скульптор выгравировал гигантскими буквами вечную надпись: "Omne mani padme hun". Там мы и остановились. 



Ущелье было очень узким, и нам с трудом удалось найти сухое плоское  место для лагеря -под большим валуном, но, поскольку для всех пяти не хватило места, два мужчины  Шока ушли под укрытие другой скалы. Это казалось достаточно естественным, и я не мог предвидеть никакой опасности, заботясь о оружии и своих научных инструментах, в то время как Шокас  в своем собственном убежище сложили сумки, содержащие почти все наши запасы, кроме консервированного мяса. 

Дождь продолжался всю ночь, завывал ветер, и снова мы не могли разжечь огонь. Мы  так замерзли, что быстро уснули без ужина. Я впервые спал ночью с тех пор, как попал в  Тибет, а когда  проснулся, то обнаружил, что мужчина по имени Натто (из долины Кути)  и  Биезинг Джохари (из долины Джохар)  ушли вместе с грузами, доверенными им на хранение. Я обнаружил их следы, наполовину смытые, в направлении, из которого мы пришли прошлой ночью. 
В этом было бы сравнительно мало вреда, если бы они не взяли с собой весь запас провизий для моих двух слуг-индусов, а также немалое количество хороших веревок, ремней и других предметов, которые нам были нужны  на каждом шагу.

Из тридцати тщательно отобранных людей, которые начали со мной это опасное путешествие, двадцать восемь  оставили меня, и остались только двое: верный камердинер Чанден Синг и Мансинг - прокаженный!

Погода продолжала бушевать, а мы остались без пищи и без топлива! Я предложил двум верным друзьям  вернуться назад и позволить мне продолжать путь  в одиночку.  Я описал им, какие опасности и трудности поджидают их, если они решатся  следовать за мной дальше, но они категорически  отказались меня покинуть.

«Сахиб, мы не шокас», - были их слова. «Если вы умрете, мы умрем вместе с вами, мы не боимся смерти. Мы сожалеем, что вы страдаете, сахиб, но не обращайте на нас внимания. Мы всего лишь бедные люди, поэтому это не имеет никакого значения».


0 пользователям нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 24377

Авторские темы: 79

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

ГЛАВА LIV

Мое время полностью занято - наши собственные як-водители. Тяжелый удар. По потоку-солдаты в погоне за нами

Эта последняя катастрофа должна была, я полагаю, удержать нас от дальнейшего продвижения, но наоборот,  это  заставило меня еще  упорствоватьеще более решительно. Нелегко было бегать за яками, которые разбрелись в поисках травы; найдя их, мы  отвели их обратно в наш примитивный кемпинг, привязали к их спинам седла и прикрепили к ним тяжелые оловянные корпуса  с моими научными приборами и фотографическими пластинками. Эта работа  была лишь частью моей обычной дневной рутины, которая включала в себя запись дневника, регистрацию наблюдений, наброски, фотографирование, изменения, время от времени их разработку, съемку, очистку винтовок, револьвер и т. д. 

Нашего единственного  оставшегося  куска веревки  едва хватило, чтобы завязать последний узел одной из подпруг; так или иначе, ни у меня, ни у Мансинга не было достаточной силы, поэтому я заставил своих помощников держать яка за рога,  пока я старался изо всех сил. С большим усилием я сделал это и собирался, было, встать, когда потрясающий удар от рога яка поразил меня в череп на дюйм позади моего правого уха и я покатился по камням. Я был несколько мгновений без сознания, а задняя часть моей головы была опухшей и болела в течение многих дней, знак удара виден даже сейчас. 

 Мы двинулись вдоль правого берега реки между красноватыми холмами и отдаленными высокими заснеженными горами до северо-западных и северных гор, которые мы время от времени видели, когда дождь прекратился, и небо очистилось. 

К вечеру мы внезапно обнаружили около ста пятидесяти солдат, которые  полным ходом двигались нам вдогонку. Мы срочно отклонились от нашего курса и быстро поднялись на вершину холма; мои два человека и яки скрылись на другой стороне. Я остался лежать на вершине, наблюдая с помощью телескопа за нашими преследователями. Думая, что мы продолжили путь вдоль реки, они проехали мимо места, где мы спрятались, и из-за поспешности не заметили наши следы на склоне холма.

Я сидел всю ночь, держа в руке ружье, и я был действительно рад, когда настал рассвет. Дождь прекратился, но теперь нас окутал  белый туман, который нас охладил. Я очень устал и сказал Чандэну Сингху, чтобы он побыл на часах некоторое время, пока я попытаюсь поспать. 

 Только с двумя мужчинами я отправился в Лхасу

« Хазур, хамур! Jaldi apka banduk! » («Сэр, сэр, быстро, доставайте вашу винтовку!»)  - вскричал мой верный Чанден Сингх. «Ты слышишь звук колокольчиков?»

...Наши преследователи приближались к нам, и у нас не было времени, чтобы успешно уклониться от них, поэтому я решил встретиться с ними, а не попытаться бежать. Чандэн Сингх и я были вооружены винтовками, а Мансинг  - его кукри (нож гуркхов). Из тумана вышла длинная вереница  серых, фантомных фигур, сидящих на пони. Время от времени они останавливались, чтобы  исследовать землю; обнаружив, что наши следы лишь частично смыты дождем, они следовали по  ним. Увидев нас, наконец,  на вершине холма, они остановились. Они возбужденно  советовались, а мы сидели на скале  наблюдали за ними с пристальным вниманием.





0 пользователям нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 24377

Авторские темы: 79

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

ГЛАВА LV
Мир или война? - шарф дружбы -  ката -  конец дружеского визита

Поколебавшись немного, четверо мужчин  сигнализировал нам, что они хотели бы подойти.

«Ты великий царь!» - громко крикнул один из них, -  мы хотим сложить  подарки к  твоим ногам, - и он указал на маленькие сумки, которые держали трое других. « Гелбо! Чакзал! Чакзал! » («Мы приветствуем вас, король!»)

Я почувствовал, что они хотят  что-то еще, кроме чевствования меня ночью, но я решил, что в нашем положении лучше  относиться к туземцам с вежливо и с уважением.

Я сказал, что четыре человека могут подойти, но остальные  должны оставаться на расстоянии не менее двухстах ярдов. Четверо офицеров подошли к нам и открыли свои сумки, чтобы показать нам их содержимое. Там была цампа , мука, чура (вид сыра), гурам (сладкая паста), масло и сухофрукты. Офицеры же были необычайно приветливы. Они сняли свои шапки и бросили их на землю, и высунули  языки,   и держали их высунотыми до тех пор, пока я не попросил офицеров втянуть их. 

Они заявили, что являются подчиненными Токхима Тарюма, который отправил их на мои поиски, потому что беспокоился о моем здоровье, и который приглашал меня к себе как лучшего друга. Они сказали, что хорошо осознавая трудности, с которыми нам приходится сталкиваться, они просят меня принять дары, которые они разложили передо мной. Вместе с продуктами они вручили мне Ката , или «шарф любви и дружбы» - длинный кусок тонкой шелковистой марли, конец которого был разрезан по краям. В Тибете этой Ката сопровождают каждый дар. Высокие Ламы повязывают эти каты преданным. Если устное сообщение отправлено другу, то вместе с этим сообщением передают Ката.   Не отдавать или не отправлять Ката считается плохим тоном.
 

 


Ката

Я поспешил выразить благодарность  Тарюму за его доброту  и вручил его посланникам сумму в серебре, в три раза превышающую стоимость представленных продуктов. Мужчины казались очень приятными и дружелюбными, и мы поболтали какое-то время. К моему большому раздражению, бедный Мансинг при виде такого обилия пищи потерял всякое самообладание, будучи не в силах сопротивляться мукам голода стал судорожно  наполнять рот горстями муки, сыра и масла. Это заставило тибетцев заподозрить, что мы должны были голодать, и с их обычной хитростью они решили воспользоваться этим.

«Тарджум, - сказал старейший из посланников, - хочет, чтобы ты вернулся и стал его гостем, когда он накормит тебя и твоих людей, а потом вернешься в свою страну».

«Спасибо, - ответил я; «мы не хотим пищу Тарджума и не хотим возвращаться. Я очень благодарен за его доброту, но мы продолжим наше путешествие».

«Тогда, - сердито сказал молодой и сильный тибетец,  мызабираем наши дары».

«Тогда забирай и свою Кату! » - крикнул я,  и запустил в офицера сначала крупным шариком с маслом, и затем  мешками с мукой, цамбо , сыром, фруктами.

Мансинг, которому этот конфликт  помешал было поглощать пищу,  кинулся подбирать разлетевшиеся продукты, бормоча, что стыдно бросать хорошую еду.

Солдаты посчитали разумным отступить оседлали своих коней. Мы следили за ними до тех пор, пока они не исчезли в тумане, в то время как бедные послы, которые не смогли воссоединиться со своими пони, как можно быстрее прибегали к обстоятельствам, рассматривая разреженный воздух и грубую почву.

Когда тибетцы скрылись из виду, Чанден Синг и я забыв про гордость  нашу гордость кинулись помогать  Мансингху  собирать разбросанные продукты. Затем, нагрузив наших яков, мы отправились дальше.

0 пользователям нравится пост
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 24377

Авторские темы: 79

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

Живи честно - живи без страха

ГЛАВА LVI

Потоки дождя  - болотистая равнина - наконец солнце - кража наших яков 

Нам не повезло: днем снова полил проливной дождь. Мы шли по неинтересной и монотонной серой стране с цепочкой снежных вершин, простирающихся от юго-запада до северо-востока. Сначала нам пришлось перебраться через довольно глубокую и очень холодную реку, а затем подняться на перевал высотой около 17 450 футов. Появилось несколько пастухов со стадами в несколько тысяч овец, но мы старательно избегали их, и они нас не увидели.

На высоте около 17 550 футов мы миновали несколько маленьких озер, после чего  спустились в большую долину. Здесь нам было трудно найти место для ночного отдыха: равнина была настоящим болотом, и мы то и дело погружались в грязь и воду. Однако все наши постельные принадлежности и одежда уже и так были пропитаны водой  до такой степени, что на самом деле не имело значения, где остановиться; поэтому мы разбили нашу маленькую палатку на берегах потока, выходящего из долины на север, из которого, простираясь в восточном направлении, поднимался ряд пирамидальных гор, покрытых снегом. На юге так же виднелись снеговые  вершины.

Ночью дождь лил как из ведра, и наш тент слабо защитил нас от потоков -мы лежали практически в воде.

Но наконец нам повезло, на следующий день выглянуло солнце, и мы смогли просушить свои вещи. И вдруг мы увидели, что оба наши яка исчезли!

Я поднялся на вершину холма над лагерем  и обыскал равнину с помощью моего телескопа .  Я увидел, что оба наших животных  гонят вместе со стадов в 500 овец гонят десять или двенадцать вооруженных верховых, по их одежде было понятно, что  это  грабители.

Естественно, я поспешил вернуть нашу собственность, оставив Чандэна Сингха и Мансинга ответственными за наш лагерь. Я догнал грабителей и трижды крикнул им, чтобы они остановились, но они не обратили внимания на мои слова. Тогда я  выстрелил в них. Они остановились, но когда я подошел достаточно, чтобы  вернуть своих двух яков, то они отказались отдавать их. Разбойники сказали, что их двенадцать человек, и не боятся меня одного.

Когда я увидел, что они вытащили кремень, чтобы поджечь спичек, я не стал ждать выстрела и, возможности, и, прежде чем они успели догадаться о моем намерении, и прикладом нанес сильный удар  в живот ближайшему ко мне человека. Он рухнул, и  я быстро нанес удар по лицу  другого человека, который собирался поджечь запал. 

« Чакзал, чакзал! Чакзал wortzié! » («Мы приветствуем вас, мы приветствуем вас! Пожалуйста, слушайте!») Воскликнул третий разбойник с выражением тревоги и подняв большие пальцы, с кулаком, закрытым в знак одобрения.

Разбойник« Чакзал , - ответил я, вталкивая патрон в Маннлихер.

« Мидд, мидд! » («Нет, нет!»), Они умоляли, быстро откладывая оружие.

Я купил у этих мужчин около тридцати фунтов цамбы и восемь кусков сливочного масла,  поручил  одному из них доставить это в мой лагерь, а сам отловил своих яков и погнал  их в лагерь.Седловые сумки

0 пользователям нравится пост
Написать пост
Написать пост как пользователь соц. сети        или как    пользователь сайта