Видео недели

Погода в 243 странах мира
Маршрутизатор Brouter

Актуальные темы

Авторское кино, видеозарисовки
Сегодня в 16:37
Други, появилась инфо о фестивале, там есть анонс и нашего фильма, на русском и английском! Фильмы-дебюты...
Турция, ОАЭ, Армения
Сегодня в 16:21
Да, закрепить первый пост и дополнять его важной информацией...
Турция, ОАЭ, Армения
Сегодня в 16:13
Talia_Lia сказал(а): И без шторма не самые лучшие условия. Я и без купания промерзла...
Индийские фильмы, фильмы про Индию
Сегодня в 15:21
HOOSH сказал(а): В своём прошлогоднем интервью Эхем Шарма вспоминал съёмки Махабхараты 2013. Он рассказывал,...
Визовые, паспортные, таможенные новости
Сегодня в 13:23
И вот https://kathmandupost.com/health/2021/04/20/government-issues-a-slew-of-orders-amid-threat-of-a-second-wave...
Поздравления
Сегодня в 08:28
Все деньрожденные топики восстановлены. Товарищи именинники, можете еще раз насладиться нашей любовью)...
Визовые, паспортные, таможенные новости
Сегодня в 08:26
Однако сейчас визы в Иран не выдают((( Из-за пандемии COVID-19 и инструкций ВОЗ относительно ненужных поездок...
Мировой кинематограф
Сегодня в 04:35
Бурундуки...
Другие туристические новости
20 апреля 2021 в 22:41
Постановление Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 16.04.2021 № 13 "О внесении изменений в...
Ктоочёмка
20 апреля 2021 в 15:42
Какой котяра счастливчик, хоть и не признается))...


Шпион на крыше мира

Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 36628

Авторские темы: 87

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

За пределами представлений о правильном и неправильном есть поле. Я встречу тебя там. Руми

Личный кабинет


Многие великие  открытия и замечательные географические экспедиции состоялись  благодаря финансированию государства, которое исходило из своих стратегических, а не из планетарных гуманистических интересов. 

Для  своих географических исследований государству не нужны были беспрекословные исполнители - у них не хватило бы темперамента. Требовались беспокойные авантюристы, не имеющие средств для финансирования своих походов над пропастью  по  лезвию бритвы, но не умеющие выживать без ветра в лицо и адреналина в крови. 

Помните чудесный фильм "Земля Санникова"? Помните его героев: Ильина, Крестовского?  Помните замечательные песни из этого фильма? "Есть только миг"  помните? Это настоящий гимн искателей приключений.

 
 
Таким же безбашенным путешественником и исследователем был мой любимец Генри Лендер.

Таким был и Сидней Вигналл: валлиец, восходитель, морской археолог, шпион (да-да, но не по профессии, а по совпадению интересов), человек, которому надо было идти непременно туда, куда пройти было никак невозможно, в места, не обозначенные на карте, или, на худой конец, туда, куда идти было запрещено.

Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 36628

Авторские темы: 87

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

За пределами представлений о правильном и неправильном есть поле. Я встречу тебя там. Руми

Личный кабинет

Уэльская  Гималайская  экспедиция

Итак, 1955 год. Группа валлийцев отправилась через Индию в Непал, собираясь достичь его границ к 15 августа.  Заявленная цель экспедиции - изучение бассейна Налканкар (это долина Лими, граница с Тибетом). Пик Налкантар был до сих пор никем не покоренным, а весь регион совершенно неисследованным.

Состав экспедиции:

1)  32-летней Сидней Вигналл из Колвин-Бей (руководитель экспедиции), Северный Уэльс

 2) научный сотрудник Джон Харроп, 28 лет, из Бангора, Северный Уэльс

3) транспортный офицер Хамфри Беркли, 32 года

4) Трефриу, Северный Уэльс, школьный учитель 

5) Джеффри Робертс, 27 лет, из Колвин-Бей

и  профессиональные горные гиды 

6) Скотти Дуайер, 45 лет, из Капел Куриг

7)  Джон Хенсон, 45 лет, из Вейл Гвинант.

Хотя почти все они имели большой опыт альпинизма, но никто из них ранее не был в Непале. А  сложнейшую гималайскую экспедицию должен был возглавить человек, который до этого никогда не совершал восхождения даже в Альпах. 


 «Я был выбран, чтобы руководить экспедицией больше из-за моих организаторских способностей, чем из знания альпинизма», - сказал Вигнел.

В Висбадене (Германия) мужчины получили оборудование от немецкой кинокомпании Exida для  работы по составлению карты региона,  закрытого для европейцев по приказу непальских принцев с 1905 по 1949 год. Фирма Exida производила камеры со сменными объективами до 35 сантиметров.

В дополнение  партия должна была снимать научно-популярные  фильмы  об этом неизведанном регионе. Фильмы планировалось снимать  как цветные, так и черно-белыми.

Бюджет экспедиции был весьма скромным:   около 2000 фунтов (приблизительно 5600 долларов) - примерно 300 фунтов на человека.

Финансы на поездку поступили от Альпинистского клуба Северного Уэльса, «Ливерпуль Дейли пост», журнала «Лайф» и «частных взносов».

В Непале экспедицию должен был  сопровождать офицер связи Непала. Карты  местности были предоставлены Британским военным ведомством и Королевским географическим обществом.

«Поездка может показаться чем-то вроде забавы, но мы очень серьезно относимся к ней», - сказал Вигналл. «У нас были люди, которые беспокоились о нас с тех пор, как мы начали говорить об этом. Никакой суеты - мы полны решимости пройти через это».





Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 36628

Авторские темы: 87

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

За пределами представлений о правильном и неправильном есть поле. Я встречу тебя там. Руми

Личный кабинет

Как всё начиналось

Вернувшись после восхождения в регионе валлийских гор Лланберис,  Сидней Вигналл завалился в бар, где, выпивая с друзьями, разгоряченный элем и недавним восхождением он предложил им организовать валлийский альпийский клуб - и тут же был избран его секретарем.  Первые взносы клуба составили всего 5 фунтов. Тут же, в баре, друзья перебрали своих знакомых - так появилось еще пятнадцать членов. Через 2 недели был создан логотип клуба. 

Нужна была идея - как стартовать столь  шумно и ярко, чтобы заявить о себе на весь мир? 

Для подвига годились только Гималаи - на меньшее друзья не соглашались. Испробованные и описанные маршруты им тоже не годились - молодость и жажда приключений требовали чего-то безусловно героического - так появилась идея восхождения  сначала на тибетскую вершину Госайтхан (Шиша), а затем на индийские Панчачули. 

После того, как ребятам по очереди отказали и китайцы, и индийцы, друзья стали изучать непальские Гималаи.

Параллельно с выработкой маршрута шел поиск спонсоров: собранные 5 фунтов ушли на канцелярские принадлежности. А если бы и нет: ну нельзя же планировать великое открытие, имея такой жалкий бюджет? Вы будете поражены, однако  никому до сего момента неизвестные члены  новоиспеченного альпийского клуба,  не имея еще четкого и утвержденного маршрута таки нашли спонсоров, причем довольно серьезных. 

Смелость и вера в свою звезду города берет! 

Более того: для будущей экспедиции были специально выпущены два автомобиля Standard Vanguard Estate Cars, которые окрасили окрашены в валлийские цвета, а на боках  было отпечатано название экспедиции. Пообещав провести картографические и геодезические исследования команда заручилась поддержкой Королевского Географического общества, и у нее сразу же появились адреса и фамилии людей, которые смогут оказать поддержку на местах. 


 

Так что все ограничивается лишь нашей инертностью и недостаточной верой в себя, друзья)

Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 36628

Авторские темы: 87

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

За пределами представлений о правильном и неправильном есть поле. Я встречу тебя там. Руми

Личный кабинет

Когда Сидней зондировал почву восхождения на индийские Панчачули, он познакомился с подполковником Бушем Тобином  (Тоби). И хотя группе не удалось получить разрешение на это восхождение, отношения между мужчинами завязались самые теплые. Тем более, что была  разъяснена причина отказа: все дело было в Тибете и в близости Панчачули к тибетской китайской  границе. Китай недавно захватил Тибет, Индия признала право Китая на эти территории, и присутствие иностранцев на ближайшей к границе горной гряде грозило обострением международных отношений.

Весь европейский мир тогда (да и сейчас) симпатизировал захваченному Тибету, и власть Китая над тибетскими территориями и северными склонами Гималаев вызывала бурю возмущений. Хотя, если быть честными, тибетцы тоже не особо привечали европейцев, так что горы и равнинные территории Тибета как были закрыты, так таковыми и оставались.

И вот наш герой и его команда остановили свой выбор на непальском  хребте  Налканкар, о чем Сидней уведомил полковника Буша, с которым, как я уже говорила, он успел подружиться.

Далее следуют воспоминания Сиднея о его разговоре с полковником  Робином:

"Вы можете оказать услугу некоторым моим друзьям. Могу  ли я организовать вашу встречу?" 

Я с готовностью согласился. 

Через две недели я вернулся в Лондон и в встретил Тоби  в индийском ресторане, куда он пришел  со своим другом, одетым  в штатское. Тоби  не успел представить  нас друг другу, как его спутник заговорил:

"Полковник Тобин говорит, что вы собираетесь посетить дальний запад Непала, и что вы симпатизируете Индии. Готовы ли вы оказать Индии небольшую услугу?"

Я согласно кивнул, хотя был не совсем уверен, что делаю правильно. В этот момент Тоби встал, чтобы уйти. "Вам двоим есть о чем поговорить. Если ты поможешь моему индийскому другу , Вигналл,  это будет правильно".

Мой индийский визави сразу же приступил к делу. "Вам только что отказали в разрешении пересечь Внутреннюю демаркационную пограничную линию  Индии и подняться на гору под названием Панч Чули. Когда вы уведомили бригадира Яна Уилсона в Дехра-Дуне, что политики из Нью-Дели отказали вам в разрешении на Панч Чули , то вы получили разрешение от непальцев на восхождение и обследование в западном Непале, всего в нескольких милях от китайского военно-торгового учреждения в Таклакоте в Тибете. Нас интересует то, чем в Тибете занимаются китайские коммунисты.  Кстати, простите, но я не могу назвать свое настоящее имя. Вы можете обращаться ко мне «мистер Сингх. Я также знаю, что прежде, чем вам отказали индийцы, китайцы так же  отказали вам в разрешении войти в Тибет».

Прежде чем он  продолжил, я задал ему свой вопрос. 

«Как я могу быть полезен Индии? Почему Индия заинтересована в валлийской гималайской экспедиции, действующей в Непале? " 

Сингх задумался. "Я хочу сделать вам некоторое  предложение. Конечно, вы можете отвергнуть его. Если вы  его не примете, могу ли я получить ваши гарантии, что этот разговор останется полностью конфиденциальным? " 

Я не колеблясь дал Сингху гарантии, которые он требовал. 

"У вас  есть мое честное слово. Но какой может быть причинен вред  Индии, если я проболтаюсь об этом разговоре? " 

Сингх улыбнулся. "Я сейчас говорю не о безопасности Индии, а о моей собственной, а так же о безопасности связанных со мной людей."

"Хорошо, говорите дальше", - ответил я, совершенно заинтригованный. 

Сингх продолжил: " Давайте поговорим о стратегических вопросах и о национальной безопасности. Как бы чувствовал себя среднестатистический англичанин, если бы в Париже не более чем в 250 километрах от Лондона, закрепилась огромная советская армия, хорошо оборудованная, с отличными линиями связи, по которым она могла бы в быстром порядке вызывать подкрепления? " 

"Но такой сценарий невозможен", - возразил я.

"Позвольте мне продолжить, - предложил Сингх, - и вы, вероятно, будете еще более озадачены.»

Далее он объяснил мне, что Неру не видит опасности у себя под носом -  коммунистический Китай, считая главным своим врагом мусульманский Пакистан. Однако военная разведка Индии ожидала нападения на свои гималайские границы именно от Китая (дальнейшие события подтвердят их правоту).

"Правительство Индии  запретило военной разведке  шпионить за китайцами, да и наша возможность сделать это, даже если это будет разрешено, практически нулевая. После окончания Второй мировой войны англичане не развивали службу разведки индийской армии на том основании, что ни одна страна не представляла угрозы Британской императорской Индии. После выхода англичан в 1947 году индийская армия в целом и наша служба военной разведки в частности были еще более принижены нашим правительством. Армия недостаточно оснащена и плохо обучена. Военная разведка считается не имеющей для страны большого значения. Мы не рассматриваем ни Неру, ни Менона как друзей индийской армии, - признался Сингх. 

"Вы думаете, что Китай на самом деле планирует нападение на Индию и захват  индийских территорий?"  - спросил я 

"Некоторые китайские генералы уже делали воинственные заявления своим войскам, утверждая, что большие районы северной Индии, Непала и Бирмы, действительно являются китайской территорией и вскоре будут освобождены. Мы получили эту информацию от китайских агентов "Гоминьдана", которые намеренно остались на материке. Но когда мы представляем эту информацию Неру, то он относится к ней как ко вздорной, потому что она исходит от американского ЦРУ. Неру  говорит, что американцы пытаются повредить его политике "Hindee Chenee Bhai". Теперь стандартный девиз Партии Индийского Конгресса таков:  "индейцы и китайцы - братья." 

"Так полковник Тобин сказал вам, что я замыслил экспедицию в Непал и, что наша гора (Налканкар) находится на  границе между Непалом и Тибетом? И  вы хотели бы, чтобы я собрал для вас любую информацию, которую смогу получить о возможном наращивании китайских войск на тибетской стороне границы?". 

Сингх кивнул. "Ваша картографическая и топографическая экспедиция идеальны для этих задач. Когда китайцы отказали вам в восхождении на Госайнтхан, вы сказали полковнику Тобину, что вы могли пересечь границу Непал/Тибет и совершить восхождение, не спускаясь на собственно Тибетское плато. Это так?' 

'Верно', ответил  я. 

"Можно ли было бы совершить попытку восхождения на самую высокую гору, лежащую полностью в Тибете, Гурлу Мандхату,  высотой свыше 25 000 футов, находящуюся всего в нескольких милях от границы, продолжая перемещаться  вдоль хребта, где находится Налканкар в Непале, до Гурлы Мандхата в Тибете" сказал Сингх . "Вам надо будет пройти менее пятнадцати миль. Гурла Мандхата относится к Налкантар Химал, и считается его самым высоким пиком 

 Это предложение застало меня врасплох. 

"Вы имеете в виду нелегальный вход в Тибет?" 

 "Вы бы не первыми попытаетесь  взобраться на Гурлу Мандхату, одна из предыдущих попыток была совершенно незаконной", - возразил Сингх, -  "В 1905 году доктор Том Г. Лонгстафф совершил восхождение на Гурла Мандхату в сопровождении двух швейцарских проводников - братьев Брохерель. Это было строго альпийское восхождение, никакого большого экспедиционного состава. Они довольно близко подошли к вершине, прежде чем их сбила лавина. Это была официальная партия.  Незаконное восхождение было также совершено австрийским альпинистом Гербертом Тичи в 1936. Он ехал в Индию из Австрии на мотоцикле и пересек перевал Липу-Лех, и, прикинувшись индийским паломником, попал в Тибет из Индии . Он был всего в пределах 2000 футов от вершины, прежде чем ему пришлось повернуть назад из-за истощения и холода."

"Я не могу взять всех членов своей   экспедиции для перехода через тибетскую границу, не так ли?" Спросил я Сингха. 

"С вами будут носильщики и непальский офицер связи ".

"Но как это поможет вам, как это может помочь Индии?  - спросил я. 

Сингх улыбнулся. "Вы сможете сделать самые  лучшие в мире панорамы: Большую  Гималайскую цепь на юге, свящённое  озера Манасоравар на северо-западе и чуть за его берегами и  Кайлас. Если китайцы строят военную магистраль к западному Тибету, то она обязательно пройдет к северу от Манасоравара. А всего в нескольких милях вы увидите тибетский  торговый город Таклакот. Там расквартированы местные китайские военные. Как нам говорит наш единственный информатор, индийский трейдер, который посещает рынок Таклакота, что там не более 200 китайцев."

  "Ваш человек в Таклакоте тоже должен быть нелегалом», предположил я. 

"Да, официально его не существует", - ответил Сингх. "Наш уважаемый премьер-министр Пандит Джавахарлал Неру был бы очень недоволен, если бы узнал об этом, а у Кришны Менона была бы апоплексия. Менон - опасный и крайне мстительный человек. Он далек от прощения тех, кто пренебрегает им ". 

"Если они должны патрулировать несколько сотен квадратных миль окружающей территории, включая близлежащие индийскую и непальскую границы, то  должно быть не трудно проскользнуть мимо них ночью, и организовать плацдарм для восхождения на северо-западный  хребет Гурлы Мандхата." 

"Я бы не думаю, что это будет непреодолимая проблема", - прокомментировал Сингх. "Сколько бы вы взяли с собой людей?" 

К нам подошел официант. Он хотел убрать со стол. Сингх посмотрел на него, и сказал ему что-то на урду. Официант поклонился Сингху и отступил. 

 "Вы хотите, чтобы я был шпионом", - сказал я. "Скольким людям кроме меня вы делали такое предложение?"

"Вы хотите знать имена наших агентов?"

"Не совсем", - сказал я. "Я просто хочу знать, единственная ли я тетя Салли в этой великой твоей игре." 

Сингх расхохотался

 "Ответ на это должен быть  такой: и да, и нет. Вы единственный, кто в настоящее время посещает этот пограничный регион. Мы подозреваем, что  в Таклакоте действительно всего двести китайских солдат, но поскольку китайцы запрещают всем индийским и непальским торговцам путешествовать севернее Таклакота, то мы не знаем, расквартирована ли Народно-освободительная армия Китая  на северо-востоке. Из точки, расположенной  на  северо-западном  хребте  Гурлы Мандхата с помощью телескопа вы сможете увидеть  любые признаки военного лагеря в этом районе, так же вы можете увидеть  доказательства строительства военного шоссе в сторону  западного Тибета."
 

 
На какой высоте вы бы установили свой наблюдательный пост? " 

"Думаю примерно на 22 тысячах футов", - сказал я. 

«Что относительно камер?» спросил Сингх 

"Мне пообещали несколько недавно спроектированных немецких  35 миллиметровых камеры с длинными фокусными расстояниями, а так же телеобъективы, кроме того у меня есть 16-миллиметровая камера". 

Сингх прищелкнул языком от удовольствия.

Короче, как вы уже поняли, я ответил Сингху своим согласием.
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 36628

Авторские темы: 87

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

За пределами представлений о правильном и неправильном есть поле. Я встречу тебя там. Руми

Личный кабинет

Индийские друзья Сиднея устроили ему встречу с весьма популярным в те времена Биллом Тилманом. Послужной список Тилмана богат приключениями, кому любопытно - тот может погуглить самостоятельно, я же боюсь переключиться с одной незаурядной личности на другую. У Тиллмана был большой опыт экстремальных восхождений, в том числе и бескислородных,  и как бесстрашный исследователь новых территорий он имел награды Королевского географического общества. 

 Тилмана  в деталях посвятили в планы георгафически-разведывательной высокогорной экспедиции Сиднея. Разобрав его будущий легальный маршрут и варианты успешного прохождения нелегальной его части, Тиман дал следующие советы:


  1. иметь снаряжение по минимому, лишний вес - лишние проблемы, отобрать самое необходимое и затем уменьшить это количество вдвое
  2. Взять в поход только тех людей, которые действительно необходимы: «врач пригодится только для того,  чтобы диагностировать вашу смерть»
  3. Перемещайтесь ночью
  4. Не разговаривайте - звук речи разносится на огромные расстояния, звук же речи со стороны безлюдных гор вас сразу выдадут как шпионов
  5. Еще раз хорошо взвесьте все риски:  китайцы жестоки, если они поймают вас на своей территории, то вы можете провести в китайской тюрьме много лет


Далее воспоминания нашего героя:

У меня также была последняя встреча с Сингхом. "Когда вам надо будет выходить из Тибета, то у вас будет выбор:  выходить тем же способом, что и зашли - через перевал Урай Ла в Непале,  или через гораздо более низкий, более легкий и, следовательно, более безопасный Липу Лех в Индии. Поскольку вы будете идти в Тибет  после сезона  муссонов, имейте в виду, что с тибетской стороны  Гималаев в конце октября Урай Лех и все непальские проходы закрыты до мая следующего года. Вам не удастся пройти через Урай Ла конце октября, кроме того,  ущелье Сети далеко не безопасно даже летом, не говоря уже о зиме. Я предлагаю вам вернуться через Липу Лех в Индию.

"Там две проблемы", - возразил я. "Первая заключается в том, что другие члены моей экспедиции, получив от меня информацию о том, что мы с Харропом (а я намереваюсь отправиться на это восхождение с ним - и уже заручился его согласием) намерены незаконно проникнуть в Тибет, чтобы подняться на Гурлу Мандхату, будут ожидать, что мы вернемся обратно. в базовый лагерь. Если мы вернемся через Липу Лех, они подумают, что мы погибли. Вторая и более серьезная проблема заключается в том, что для того, чтобы добраться до Липу Лех мы должны будем пройти  близко к Таклакоту, где у нас будет большой риск быть замеченными и задержанными".

 "Что бы ни случилось, вас будут ждать наши люди на  индийской стороне перевала Липу Лех," - сказал Сингх, а затем добавил, - "и мы будем постоянно молиться  за успех вашей миссии и за вашу безопасность. Странное дело, но непальцы больше обеспокоены китайскими захватническими намерениями, чем те, кто сейчас управляет Индией. Непальцы,  не имея собственных вооруженных сил, хотели бы, чтобы Индия разместила подразделения индийской армии в определенных стратегических местах вблизи границы между Непалом и Тибетом, а индийское правительство противится этому!»

Я понимал, что Сингх рискует, открываясь  мне, совершенно незнакомому человекау, что он ставит на кон свою карьеру, не боясь  идти в разрез с политикой  Неру и Кришны Менона, которые не хотели хоть чем либо оскорбить Китай. 

Сингхом двигала его любовь к Индии. А что двигало мной?

 Мне сложно было проанализировать свои чувства. Да, мне, как  каждому британцу, была дорога Индия и ее интересы. И возможность послужить индийской армии я  считал за честь и  редкую  привилегию. Но конечно же, самым важным была открывающаяся перспектива  выдающегося приключения, вызова самому себе.

Я оставил Сингха в индийском ресторане и поехал в штаб-квартиру Королевского географического общества в Кенсингтон Гор, где был снабжен самыми подробными картами региона от дальнего Запада до Центрального Непала, а так  же фото-теодолитом.

Я осмотрел  эту последнюю группу карт, и не смог срыть своего удивления: все они были помечены "SAC," Стратегическое авиационное командование США, и помечены "SECRET" большими буквами. Выдавший мне карты полковник  Росс подмигнул мне: «Это всё старик Черчилль! Он постановил, что британским экспедициям, выполняющим исследования  за рубежом, должна быть оказана всяческая помощь на том основании, что вы никогда не знаете, какую полезную информацию они могут потом вам   вернуть". 


 


Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 36628

Авторские темы: 87

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

За пределами представлений о правильном и неправильном есть поле. Я встречу тебя там. Руми

Личный кабинет

Команда валлийских альпинистов на автомобилях пересекла всю Европу, центральную Азию и через Персию и Афганистан въехала в Индию. В Персии Сидней Вигналл перенес тяжелейшую дизентерию, от которой долго не мог оправиться.

В Дели команда отдыхала несколько дней, Синей же провёл ряд важных встреч. Он посетил посольство Непала, где получил важнейшие для себя разрешение на  исследование территорий в регионе Апи-Нампа-Сайпал, после чего у него состоялся серьезный разговор с его индийскими друзьями - офицерами индийской разведки.

"Вы знаете о самой святой горе в мире - Кайласе?" - спросил  у меня  офицер по имени Крикет Валла.

"Да, я слышал, что многие непальцы и индейцы каждый год отправляются в паломничество, чтобы обойти Кайлас". 

'Больше нет, старина, увы.  Группа индийских религиозных паломников только что вернулась ни с чем . Они вышли из Индии через перевал Липу Лех, и как только прошли немного дальше  Таклакота, как их остановил патруль китайской армии, и отправил обратно через границу ". 

"Какое значение вы придаете этому?" спросил я. "Китайцы строят военную магистраль, а чтобы добраться до подножия святой горы Кайлас, надо эту магистраль пересечь. Сведения о том, что индийских паломников не пустили к Кайлашу  передали Менону, но он пересказал Неру это событие так,  что какой-то слишком ревностный китайский младший офицер  действовал без приказа сверху.  Хотя нам ясно, что Китай готовится к войне,  но правительство не хочет этого замечать, и продолжает называть Китай другом Индии."

  "Если китайцы захватят нас, то мы не сможем представиться  им религиозными паломниками, направляющимися к Кайласу. Будем настаивать на том, что мы альпинисты, которые совершали восхождение в Неаполе и сбились с пути, и, надеюсь, они отправят нас обратно в Непал через перевал Урай Ла", сказал я.

Крикет Валла молчал несколько минут, потом  заговорил. 

"Слушай сюда, старик. У меня для тебя есть информация о парнях, захваченных китайцами. Боюсь, это нехорошие новости, но ты должен  знать об этом. В Лхасе был британский радиооператор, который, якобы,  работал на Далай-ламу. Мы все знаем, что он был британским агентом разведки. Его имя Роберт Форд. Китайцы посадили его в тюрьму, и  бедняга сидит там уже  пять лет. И еще один иностранец был схвачен - миссионер,  его имя Булл. Оба парня американцы,  они были схвачены в Маньчжурии в 1952 году. В прошлом году  в Пекине китайцы устроили показательный судебный процесс над ними: одного приговорили к смертной казни, а другому дали двадцать лет. Американцы отрицают, что эти двое - сотрудники ЦРУ, но у нас нет в этом сомнения"

Узнав  о судьбах Форда и Булла мое сердце, признаюсь, ёкнуло. Предстоящий поход в Тибет перестал выглядеть веселым приключением. Потом я подумал о своем друге Джоне Харропе, которому предложил составить мне компанию тайно взойти на высочайшую гору Тибета. Мы оба должны были рисковать своей свободой ради Индии, правители которой даже не верили, что безопасность их страны находится под угрозой? 

"Ты можешь отказаться прямо сейчас", - сказал Крикет Валла. 'Мы вполне поймем. Вы чертовски рискуете, старина. Вы ничего не должны  Индии"

'Да', сказал я.  "Но если я отступлю, вы подумаете, что все  британцы куча дерьма ". 

"Только одна последняя вещь," - сказал Крикет Валла. "Я расскажу вам о последнем эпизоде нашей "Большой игры ". Вы слышали, что мы строим дорогу до нашей стороны в сторону перевала Липу Лех, всего в нескольких километрах от Таклакота?" 

Я кивнул. Он продолжал. 

"Ну, китайцы, объяснив свои транспортные проблемы между Лхасой и Таклакотом, обратились к нашему правительству за разрешением всего лишь нескольким китайским гражданским сотрудникам пройти из Индии  в Таклакот через перевал Липу Лех". 

"Таким образом, китайцы смогут сделать все необходимое для сбора разведданных, при полном сотрудничестве индийского правительства?" спросил я скептически.

"Да", - сказал Крикет Валла. "Правительство Индии помогает высокопоставленным китайским военным в сборе разведданных." 

Потом он добавил: "Следи за временем, Сидней. Ваш перевал  Урай Лех  закрывается с конца октября до мая следующего года. Не попадай в ловушку на тибетской стороне, когда наступит зима - ты никогда не вернешься. Теперь  последние новости. Мы можем отправить часть наших военных патрулей в Непал. К счастью, у нас будет военный пост в вашем районе, прежде чем вы выйдете из Тибета. Если мы это сделаем, то этот наш отряд будет оснащен радио, и любые  разведданные, который вы сможете добыть в Тибете, будут отправлены в  Дели очень быстро. " 

Наш разговор подошел к концу. 
 

Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 36628

Авторские темы: 87

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

За пределами представлений о правильном и неправильном есть поле. Я встречу тебя там. Руми

Личный кабинет

Мы с Харропом оставили остальных четырех членов нашей команды в Дели, а сами отправились в Бомбей, чтобы забрать всю нашу тяжелую технику, которую отправили в Индию морем. После этого мы должны были погрузить все это на поезд и встретиться с остальными членами экспедиции на железнодорожной развязке в Барелли.  

В Бомбее нас встретил местный агент страховой компании Nonvich Union, которая занималась страхованием экспедиции. Мы должны были получить на корабле наше снаряжения, упакованное в фанерные коробки, через индийскую таможню, и отгрузить это в поезд до Барелли.  

Маленький узкоколейный поезд наконец-то прибыл на железнодорожную станцию в Танакпуре на границе с Непалом. Наши коробки с оборудованием были загружены на тележки и перевезены в автобусное депо, откуда на следующий день мы должны были отправиться в горную станцию Питхорагарх.  

Гималаи были уже близко.
Питторгарх

 Мы переехали в небольшой одноэтажный гостевой дом. Едва мы успели расселиться,  как в комнату, которую разделяли Харроп, Хенсон и я,  вошел молодой человек  и представился Дамодаром Нараяном Сувалом. Это был наш официальный офицер связи от правительства Непала. 

Дамодар (как мы его стали называть) был застенчивым восемнадцатилетним студентом с огромными черными глазами и сверкающими белыми зубами на смуглом лице. Он закончил  университет в Бенаресе (Индии), и кроме всех прочих достоинств, хорошо говорил по-английски. 

Дамодар рассказал, что он уже выступал в качестве офицера связи для экспедиции из Кении в начале этого  же года и с нетерпением ожидает этого летнего отпуска совместно с нами, и что непальское правительство выплатило ему небольшую стипендию. 

Дамодар носил беговую обувь, серые брюки европейского стиля и короткую  куртку. Мы быстро одели его в брюки, рубашку и свитер британской армии цвета хаки, дали шляпу с балаклавой, ярко-желтый ветряной капюшон, плотные шерстяные чулки и  пару альпинистских ботинок британского производства, плюс австрийский ледоруб. 

"Эти вещи вы даете мне на время экспедиции, Вигналл Сахиб?" - спросил Дамодар .  

"Нет, Дамодар",  ответил я. " Это все ваше. И не называй меня Вигналл, тем более Сахиб. Для тебя я Сид, а  это Джон, и Джек, и Скотти, и Джефф и Хамфри. Понял?' 

Дамодар покачал головой из стороны в сторону. Нам понадобилось несколько минут, чтобы понять, что когда  мы, англичане, киваем головой, непалец покачивает головой из стороны в сторону. 
 

 
Дамодар оказался прекрасным организатором. Он быстро нашел нам 30 человек для переноски нашего груза, и уже через 2 дня мы стояли на границе Индии и Непала.

Она представляла подвесной мост через реку Кали. Перейдя по нему, мы покинули  Индию и вошли в Королевство Непал.

  
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 36628

Авторские темы: 87

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

За пределами представлений о правильном и неправильном есть поле. Я встречу тебя там. Руми

Личный кабинет

Чтобы добраться до нашей главной базы  в верховьях реки Сети мы должны были идти в течение двадцати пяти дней. В один из дней мы пересекли и пересекли одну и ту же реку не менее восьми раз, направляясь на северо-восток!  Нам понадобилось шестнадцать дней, чтобы добраться до небольшого города Чейнпур.  

 Местный школьник познакомил нас с дядей Раджи Оом Юнгом, который рассказал нам, что когда он, Оом Юнг и их друзья пытались совершить свое ежегодное паломничество через Урай Лех в Тибет для путешествия вокруг святой горы Кайлас, то в Таклакоте китайские войска повернули обратно   без каких-либо объяснений. 

Я также был представлен непальцу по имени Перимал, который был сирдаром  для экспедиции Оксфордского университета в Гималаях  в предыдущем году. Я предложил ему пост нашего сирдара, но он объяснил, что теперь у него есть поручение  от непальского правительства - проверять торговцев, прибывающих на юг из Тибета -  чтобы убедиться, что китайцы не проникают в западный Непал.
 

 
 Далее Перимал  рассказал мне, что китайские власти сообщили группе индийских и непальских торговцев в Таклакоте, что Китай в конечном итоге "освободит" их от угрозы "иностранного империалистического вмешательства". Это вызвало беспокойство в Катманду. 

Из этого разговора я понял причины озабоченности индийской военной разведки. 

Перимал сообщил мне, что когда в прошлом году экспедиция Оксфордского университета находилась в лагере  Сайпала,  то тибетский торговец, следовавший из Тибета в Непал через Урай-Лех,  сказал альпинистам из Оксфорда, что китайцы в Таклакоте знают об их присутствии и собираются направить патруль солдат, чтобы те пересекли границу с Непалом в районе перевала Урай Лех и  захватили их. Поэтому оксфордская группа спешно покинула  Сайпал. 

В следующем году Иэн Дэвидсон из Оксфордской экспедиции подтвердил это  в  своем интервью "Himalayan Journal". 
Я решил не делиться этой тревожной информацией  с другими членам моей экспедиции.
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 36628

Авторские темы: 87

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

За пределами представлений о правильном и неправильном есть поле. Я встречу тебя там. Руми

Личный кабинет

В конце следующего дня мы остановились на широком плоском хребте, где было достаточно горно-весенней воды. До того времени мы не видели непальских Гималаев -  все они были окутаны облаками. 

В ту ночь все изменилось. Небо затянуло огромным  муссонным  облаком, за которым последовали гром и молния. Чтобы увидеть это, мы выбежали из палаток. Вспышки молний длились несколько  секунд, и как только они прекратились, небо очистилось, и  мы увидели панораму великих гималайских пиков, которая растянулась  с запада на восток почти на сто миль. Это было великолепно, потрясающе, невероятно красиво!

На следующее утро облака снова похоронили эти великие горные хребты.

По совету полковника Тобина и Х. В. Тилмана, я решил начать восхождение после окончания сезона  муссонов. Это означало, что нам придется терпеть муссонный дождь  во время нашего похода в базовый лагерь, но как только он прекратится, мы будем наслаждаться ясным безоблачным небом, но очень холодной погодой. Сезон после муссонов имел два преимущества - он обеспечил бы оптимальные условия для нашего теодолитического исследования вершин района Сайпал/Налканкар, и у меня будет возможность сфотографировать  китайскую  армию в районе Таклакота. 

Последнее обитаемое поселение, которое мы увидели  мы во время нашего продвижения вверх по реке Сети, - это маленькая деревня Дули. Дома были причудливыми, очень маленькими, с такими низкими дверями, что в них нельзя было войти не согнувшись. Да и сами жители Дули были крошечными. Сомневаюсь, что кто-то из мужчин был выше пяти футов двух дюймов росту. Мужчины деревни сидели со своими курительными трубами, наблюдая за тем, как их женщины работают на крошечных террасных полях. 


 
Мы видели только одного быка, и по стандартам деревни Дули его владелец должен был считаться богатым человеком. 

После этой деревни до самого лагеря Сайпал  тянулась необитаемая территория
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 36628

Авторские темы: 87

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

За пределами представлений о правильном и неправильном есть поле. Я встречу тебя там. Руми

Личный кабинет

В базовом же лагере Сайпала должно быть оживленно: тибетские торговцы, пересекающие перевал Урай-Лех, оседают на богатых и пышных горных пастбищах западного Непала со своими стадами овец и коз, ожидая прибытия непальских торговцев. Там же они проводят бартерные сделки: меняют тибетскую каменную соль и буру на индийскую или непальскую ату и цампу (виды муки). 

Первая представляет собой крупную цельную муку. Цампа - это высушенный в печи и измельченный ячмень. Ата - это основной продукт питания горцев Индии и Непала, из нее они жарят свой хлеб, похожий на наши блины, он называется чапати. 

 В среднем мы получали около трех-четырех тысяч калорий в день, дополняя рацион, состоящий из хлеба и картофеля нашими сублимированными говяжьими кусочками и пеммикскими блоками. Сомневаюсь, что наши носильщики когда-нибудь потребляли и две тысячи калорий в день, что, как мне казалось, было слишком мало для того, чтобы тащить 80-килограммовые грузы, которые они несли подвешивая их ко лбу. 

 Во время нашего привала я спросил одного нашего носильщика, который уже поедал второй десяток чапати: 

"Что бы хотелось есть, если бы ты был богат?" 

 "Чапатис, Сахиб!"

 "Но если ты был очень богат, как махараджа, и у тебя были лаки и лаки рупий?" 

 "О, еще много чапатис, Сахиб!" 

 "Там, - подумал я себе, - сидит счастливый человек". 

 Мука из выжженного ячменя - основной рацион тибетцев. Они смешивают его с чаем и скатывают в шарик или колбасу, которую затем долго пережевывают. Я думал, что цампа это совершенно паршивая еда - до тех пор, пока я не смешал ее с нашим сухим молоком. Меня поразил вкус. 

"Попробуй это, - предложил я другим членам экспедиции, - и скажи мне, что это тебе напоминает". 

 Мы все были одного мнения. Цампа с молоком была почти неотличима от наших английских лепешек Weetabix.
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 36628

Авторские темы: 87

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

За пределами представлений о правильном и неправильном есть поле. Я встречу тебя там. Руми

Личный кабинет


 Мы с Харропом вышли на один день раньше остальных для того, чтобы разведать дорогу.

 Нам потребовалось три дня, чтобы выйти из деревни Дули и  добраться до входа в ущелье. Из-за  сейсмических потрясений устье ущелья поднялось на сто футов или около того, в результате чего образовался  прекрасный водопад. Трасса проходила сквозь  ледниковые морены, между  огромных  валунов и по правой стороне водопада.
 
Начало трассы было рукотворным: между камней заклинило стволы деревьев, и в этих местах были уложены плоские камни - как имитация ступеней.

 Естественная трасса через ущелье Сети, ширина которого в самом узком районе составляла всего несколько сотен футов, отсутствовала, маршрут был очень опасным и требовал концентрации, легко было оступиться и скатиться вниз к быстротекущей белой ленточке реки Сети.

Я задался вопросом о изобретательности, мужестве и мастерстве непальского народа из Дули, ежегодной задачей которого было каждую весну, после того как стаивали снега и открывался проход  через Урай-Лех, ремонтировать дорогу. 

  

 
В конце концов трасса несколько стала легче и выйдя  на ровное плато мы наткнулись на кемпинг торговцев Гаранфу (Garanphu). Для обеспечения укрытия от ледяных ветров непальцы выкопали большие круговые ямы, которые были выложены камнем, с плоскими полами и поднятым очагом. 

Сухие каменные жилища в стиле железного века имели диаметр около десяти футов и не имели кровли. Я не смог установить, когда были построены хижины Гаранфу, но позже мне сообщили, что они стоят уже несколько столетий, предоставляя убежище как непальским, так и тибетским торговцам. 

Таких каменных круговых хижин в Гаранфу было несколько. На следующее утро впереди всех остальных участников экспедиции, мы с Харропом прошли на несколько миль дальше  Гарнапху  - до того места, где будет базироваться наша экспедиция - на торговой площадке Сайпал (не путать с названием одноименной горы, лежащей на востоке). 

По колено в ледяной воде мы перешли реку и остановились на плоском плато лагеря Сайпал. Мы были полностью окружены горами, вокруг нас поднимались  скальные стены, исчезающие в густой облачности. 

В Сайпале мы были не одни - тут стояли  тибетские торговцы со своими овцами, козами и яками и дзо (гибрид  яка и коровы). Покрытия из кожи яка защищали тибетские жилища. Каждая хижина была окружена стеллажами из ручных тканых мешков, изготовленных из овечьей шерсти или густых волосков яка. В мешках содержалась скальная соль или бура, которой  тибетцы торгуют  с непальцами.

Нам пришлось долго скитаться  по кемпингу Сайпала в поисках подходящих мест для ночлега. В конце концов мы нашли две незанятые каменные хижины и начали устраиваться с  максимальным комфортом: сделали горячего чая и приготовили ужин из пеммикана и сублимированного картофеля, с сублимированной  брюссельской капустой  и нарезанной морковью. Затем восстановили кипятком сухую малину и выпаренное молоко. 

У нас было три сорта консервов - молоко, варенье и сыр. После того, как мы опустошили банку сыра, початую накануне и выбросили ее, как на нее набросились тибетцы. Эта открытая банка была весьма ценным и ценным контейнером для наших новых соседей.

Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 36628

Авторские темы: 87

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

За пределами представлений о правильном и неправильном есть поле. Я встречу тебя там. Руми

Личный кабинет

На следующий день после того, как прибыли остальные участники нашей экспедиции,  мы с Харропом взяли трех носильщиков  и отправились в сторону  перевала Урай-Лех.  Это было 17 сентября и всего за один день до двадцать девятого дня рождения Харропа.

Маршрут от Сайпала до Урай-Леха был  без признаков снега. После четырех часов подъема  от нашего базового лагеря мы уже устанавливали наши палатки на ровном участке земли рядом с источником чистейшей пресной горной воды.   

После трапезы мы вдвоём с Харропом отправились на разведку к перевалу Урай Лех.

 Мы добрались до него менее чем за час.  На близлежащих вершинах и горных склонах, которые находились на более низкой высоте, чем Урай Лех, лежал снег. Сам перевал з-за постоянного  резкого холодного ветра, был бесснежным. С западной стороны перевала над нами нависала большая скала, увенчивающая  снежный пик высотой более 21 тысячи футов. 

С восточной стороны перевала высился огромный скальный шпиль высотой около 20 000 футов, как какой-то огромный гранитный сторожевой вал. 

Харроп и я пробирались по северной, тибетской стороне Урай-Леха. 

"Мы в Непале или Тибете?"  - спросил меня Харроп после того, как мы спустились на тысячу футов в сторону Джанг Кхолы.

"Я не знаю", - ответил я. "Мои карты 1927 года показывают границу по вершине перевалаНо непальский губернатор в Baitadi высказался так, что реальная граница между Тибетом и Непалом лежит в дальнем конце Джанг Кхолы, ближе к реке Карнали."

Не было смысла продвигаться вниз по руслу  Джанг Кхолы дальше, поэтому мы вернулись. Хоррор  и я ликовали: на  Урай Ла и вдоль русла Джанг Кхолы не было никакого снега на. Восхождение на Гурлу Мандхата должно стать "вишенкой на торте," -  так мы тогда думали.  

 

 



 На следующий день мы проснулись в 5 утра и сразу приготовили завтрак. Я  решил, что так как сегодня день рождения Харропа, то  мы найдем пик, на вершине которого он будет праздновать свое двадцатидевятилетие. На западе я разглядел достойную вершину высотой  около  22 500 футов. 

Однако подняться на вершину мы не успевали, поэтому устроились пировать на высоте около 21 500 футов. Сидя в снегу,  мы пообедали сладким печеньем, шоколадными батончиками и вакуумной колбой кофе с ужасным гнилым дешевым коньяком, который мы приобрели в Греции. 

Глядя на север я разглядывал  Гурлу Мандхату. Это огромная гора, напоминающая извивающегося льва, с вершиной, лежащей позади львиной головы. На дальнем горизонте за Гурлой Мандхатой мы могли видеть белый хребет простирающийся  чернз все поле зрения. 

Это могло быть  быть только то, что Свен Хедин называл 'Транс-Гималайи', позже переименованным в 'Kailas Range'.  

В центре той серебряной линии я увидел белоснежную пирамиду почти идеальных пропорций. Это был Кайлас, самая святая гора в мире для индусов. Глядя на  эту волшебную вершину, самую знаменитую из всех гималайских пиков, я вспомнил стихи  из из Бхагавад Гиты:  "И тот, кто умирает в священных храмах  Гималаев  будет очищен от всякого греха." Но мы ведь не собираемся умереть в священных храмах Гималаев, не так ли?  Замечательно было находиться там -  на ледяном престоле богов. Вокруг нас возвышались пик за пиком. Я почувствовал вдохновение и подъем, но Харроп вернул  меня на землю. Пора возвращаться!

Когда мы вернулись в наш временный лагерь, нас встретили Скотти Двайер и Джефф Робертс. Они прошли в лагерь Сайпал, чтобы найти Харропа и меня, не увидели нас,   сбросили свой груз и оставили  там Джека Хенсона и Хамфри.

Прогулка до морды ледника заняла два часа. Мы надевали кошки, поднимались по канату и, используя наши ледорубы, рубили  ступеньки на ледниковой морде. Наш ледник был коротким, но крутым. 

 Двайер и Робертс не привезли с собой палатку, поэтому мы провели вчетвером  далеко не самую  комфортную ночь в палатке длиной семь футов, в пять футов высотой и в пять футов шириной. Наши носильщики вообще  блеснули. Они не любили находиться на высоте в течение двух ночей подряд, хотя каждый из них перевозил грузы в Таклакот для непальских торговцев, и возвращался с грузами обратно. Я сказал им, что все, что им нужно сделать, это перенести две палатки к морде ледника в тот день, чтобы Робертс и Двайер смогли совершить восхождение в альпийском стиле на 22 500-метровый пик от ледникового морена до вершины и обратно за один день. Это именно то, что они сделали.

 Двайер и Робертс забрались на этот до сих пор девственный пик с максимальной  скоростью, спустившись в их кемпинг задолго до сумерек,  и были счастливы.

Перед экспедицией мы обеспечили наших носильщиков необходимой одеждой. И по возвращении я был поражен тем, что они ходят босиком,  а их альпинистские сапоги висят на их мешках.  Они решили, что сапоги, подаренные им "Сахибами", слишком ценны, чтобы в них ходить,  и как только они вернутся в Чайнпур, то смогут продать их за сумму,  эквивалентную месячного сельскохозяйственного дохода. 
 
На следующее утро Харроп и Робертс  занимались с теодолитами  Королевского географического общества.  

 Что касается меня,  то я собирался  осмотреть долину к западу от горы, на которую поднимались Робертс и Двайер. Этот район, который я назвал "Скрытая долина", не был показан на индийских обзорных картах западного Непала. Мы решили, что, когда индийские геодезисты точно зафиксировали позиции всех основных пиков, то они завершили "заполнение" пустых  участков Карты своими догадками, сидя в удобном баре в Нью-Дели, с карандашом в одной руке и  пинтой  пива в другой. 

 
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 36628

Авторские темы: 87

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

За пределами представлений о правильном и неправильном есть поле. Я встречу тебя там. Руми

Личный кабинет

Наша команда  начала проводить ежедневную съемку и разведку, а мы с Харропом разрабатывали план попытки взойти на Гурлу Мандхату. 

Тибетцы разделились на две группы. Горстка мужчин осталась ухаживать за своими стадами овец и коз, в то время как основная партия отправилась  вниз по ущелью Сети в их кемпинг в Гаранфу. Там они  ожидали прибытия непальских торговцев, которые должны были доставить  свои грузы аты и цампы из Дули. 

Из тех тибетцев, кто остался в Сайпале, был один, который выглядел  лучше остальных. Он был одет в  красную шубу, украшенную белыми манжетами из овчины и темно-зеленую шляпу, также отороченную овчиной.
 Он постоянно задавал Дамодару вопросы . "Откуда мы пришли? Еще кто-то придет?  Каковы наши планы, в каком направлении мы планируем вести исследования?" Через несколько дней наш любознательный друг ушел. 

  

 

 Поскольку я тогда не посвящал  Дамодара в наши с Харропом планы насчет того, что  мы намереваемся незаконно проникнуть в Тибет, чтобы совершить попытку восхождения  на Гурлу Мандхату, то я чувствовал себя уверенным в том, что даже если этот тибетец  был китайским шпионом,  то  Дамодар никак не мог сообщить ему никаких полезных сведений. 

Позднее мы узнали, что он действительно был китайским шпионом, и что именно он сообщил китайскому офицеру в Таклакоте, что шесть европейцев находятся в лагере Сайпал, недалеко от границы, что они имеют съемочное  оборудование, фотоаппараты с  длинными объективами, и что руководитель экспедиции имеет  винтовку  и автоматический пистолет, а носильщики и непальский офицер связи  одеты в армейские брюки и свитера.

Кстати, благодаря нашему  радио мы имели  роскошь  однажды вечером услышать виолончельный концерт, сыгранный покойным Пабло Касалсом,  а в следующий раз услышать, как Стирлинг Мосс выигрывает дорожную гонку Mille Miglia в Италии. 

Наше радио давало нам ежедневные прогнозы погоды из Дели, адресованные  специально для валлийской гималайской экспедиции на западе Непала. Каждый вечер мы сидели и слушали прогноз о выпадении еще  большего количества снега. 

"Что, черт возьми, случилось с сезоном после муссонов?" спрашивал Джек Хенсон.

 Десять тибетцев из Гаранфу вернулись в Сайпал с овцами, нагруженными мешками аты и цампы и  через Урай-Лех ушли в Тибет. Эти тибетцы читали погоду гораздо более искусно, чем мы или метеорологи из  Дели. В том году не было сезона муссонов. Муссоны пришли позже обычного.

 Вскоре мы уже утопали с снегу  глубоко по талию. Если снегопады продолжатся, то Урай Лех  станет совершенно непроходимым.  Я отправил нашего сирдара обратно в Дули, чтобы получить дополнительное продовольствие  в виде аты  и картофеля. 

Когда через две недели Коила вернулся, то он рассказал нам, что в ущелье Сети сошли две огромные лавины. Я начал переживать. Поскольку Хамфри Беркли  с тех пор, как мы прибыли, чувствовал себя неважно, то я решил, что он должен вернуться в Чейнпур с одним портером, чтобы тот помог нести Его багаж.   

Задачей Беркли был нанять в Чайнпуре двадцать носильщиков, чтобы они доставили до Сайпала все  наше основное оборудование. Я рассчитал так, что  носильщики придут к нам через три недели. Беркли  же потом может вернуться в Индию и сообщить журналу Life, что  нам не хватает еды, что перевал и горы становятся непроходимыми,   и что мы  планируем выбираться обратно. 

Наша единственная надежда заключалась в том, что снегопады прекратятся, и после нескольких морозных ночей  образуется жесткая  поверхность для предлагаемого проникновения в Тибет и восхождения на Гурлу Мандху.

Я поговорил с Харропом и Дамодаром. По мнению Дамодара, не говоря на урду, мы с Харропом не имели ни малейшего шанса взять с собой  только четырёх  носильщиков, чтобы они вместе с нами перешли через  Урай-Лех в Тибет и обеспечили бы нам подьем на  Гурлу-Мандхату. Поэтому было решено, что если мы рискнем на эту авантюру, то  Дамодар будет нас сопровождать.  

Переночевав с этой новостью Дамодар  расценил это предложение как возможность величайшего приключения в своей жизни. 
Койла согласился, что он и остальные три носильщика понесут наши грузы. Мы проверили припасы и рассчитали их так, чтобы нам хватило еды, чтобы ее подняться на Гурла Мандхату, а обратный путь проделывать с пустым животом.

 
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 36628

Авторские темы: 87

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

За пределами представлений о правильном и неправильном есть поле. Я встречу тебя там. Руми

Личный кабинет

16 октября, в мой день рождения, Харроп и Робертс намереваясь завершить обследование,  потеряли теодолит Королевского географического общества, когда спасались от огромной лавины.

 17 октября всё еще шел снег, он шел и  18-го. Без этого теодолита наша программа обследования не могла быть завершена. Что, черт возьми, еще было еще нам делать, кроме как  пойти в Тибет  на Гурла Мандату? А заодно "посмотреть" на военное наращивание сил товарища Мао Цзедуна, и, возможно, попробовать получить фотоснимки, доказывающие  строительство трассы Лхаса  -  Ладакх?

Рано утром  19 октября мы упаковали вещи. Я, Харбор, Дамодар, Койла и три других носильщика отправились в великое гималайское путешествие.

Двайер, Робертс и Хенсон вызвались сопровождали нас  до лагеря первого дня, Мы слишком оптимистично надеялись на то, что лагерь  будет почти на перевале  Урай Лех.  Тогда при нормальных условиях можно будет покинуть Сайпал, пересечь Урай Лех и достичь дальнего конца Чжун Кхолы за два дня. 

Идти было очень тяжело.  Мягкий снег был покрыт жёсткой коркой. После двух-трех шагов  корка ломалась и мы проваливались в снег по талию. 
Двайер, Хенсон и Робертс  очень помогли нам тем, что тропили перед нами.

Мы проделали не более шести миль, как пришло время, чтобы Хенсон, Двайер и Робертс повернули назад. Мы несли  две высотные палатки Meade и еду. 

Несмотря на тесноту мы хорошо отдохнули и как следует поели. На следующий деньначался настоящий ад. Я не могу вспомнить такого трудного дня  за всю свою жизнь: проваливаясь по талию в мокрый снег мы еле передвигались, а я еще не до конца восстановился после дизентерии.

Спустя восемь часов показался выход  на перевал Урай-Лех. Мы установили лагерь, я достал карту и это было невероятно:  за 8 часов мы прошли  всего около 800 ярдов. Такими темпами, проходя по  полкилометра в день, мы не сможем добраться  до северо-западного хребта Гурлы Мандхата. 

Носильщики жаловались Дамодару. "Проходы закрыты с конца октября на всю зиму",  "Мы попадем в ловушку в Тибете и умрем от холода и голода."

 Прогноз был мрачный. 

 
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 36628

Авторские темы: 87

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

За пределами представлений о правильном и неправильном есть поле. Я встречу тебя там. Руми

Личный кабинет

На следующее утро светило солнце. Идти было не так плохо, как накануне. Я прошел вперед по по снежной корке,  а Харроп и Дамодар остались позади, чтобы проследить за сброрами. В то утро я чувствовал себя намного лучше, печенье и кружка горячего чая поставили  меня на ноги. 

Я достиг вершины перевала примерно за десять минут до остальных. Как я  только увидел тибетскую сторону Урай-Леха мой оптимизм сразу угас: там, где за месяц до этого земля была бесснежной, плотным ковром  лежал снег.  Я сделал осторожный  шаг вниз - снежная корка  меня держала, я сделал еще один. Гурла Мандхата и Налканкар были покрыты облаками, ветра не было. 

 Я задумался о нашем положении. До этой экспедиции мы с женой и маленьким сыном никогда не расставались дольше, чем на мои выходные, в которые я  упражнялся в скалолазании. Я скучал по ним обоим. 

"Господи, мы ведь можем  умереть на этой чертовой глупой горе!  Как мы позволили индийским офицерам втянуть нас  в эту авантюру?  Китайцы могут  отправить нас в тюрьму строгого режима! Ради чего мы здесь? Разве так важно подняться на самую высокую гору в Тибете? Зачем рисковать жизнью ради Матери Индии,  когда даже ее премьер -министр Неру  не верит в то, что китайские коммунисты представляют  для Индии угрозу?"

В течение нескольких минут я продолжал разговаривать сам с собой. Я был в состоянии замешательства. Я сказал себе: 'Тебе нечего стыдиться. Погода погубила твои  планы. Мы находимся в самом начале  гималайской зимы. Перевалы закроются после нас полностью, и даже в случае успеха мы  не сможетм возвратиться. Мы сделали попытку - и проиграли.»

Я решил подождать  Харропа и сказать ему, что нам надо возвращаться". 

...Мои размышления прервал тяжелый хлопок по спине. 
"Извините за задержку, старина!" - услышал я голос Харропа.   "Носильщики забастовали. Дамодар, Койла и я уговорили их».

Сказав это, он пошел вперед своими характерными  длинными шагами.  Я крикнул ему: "Ты уверен, что хочешь сделать это?' Не оглядываясь назад он крикнул через плечо, - 
'Мы же уже спланировали этот день, не так ли?' Мой друг и товарищ по альпинизму Джон Харроп принял решение за меня.

 Дамодар и четыре носильщика прошли мимо, и я смотрел, как они продвигаются, утопая в снегу, по северной стороне прохода. Там за этим проходом лежал великий массив Налканкара.Я чувствовал себя в мире с собой, когда я сползал по перевалу  в сторону Чжун Кхолы.

Мы продолжили величайшее приключение нашей жизни совершенно не зная, что в нескольких милях к северу от нас, хорошо вооруженный патруль китайских солдат двигался на юг в поисках  «империалистических псов американской армии».
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 36628

Авторские темы: 87

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

За пределами представлений о правильном и неправильном есть поле. Я встречу тебя там. Руми

Личный кабинет

По мере того, как мы спускались в  ущелье Чжун Чжон Кхолы, идти становилось все легче и легче. Поскольку на тибетскую  сторону перевала Урай-Лех пришлась вся сила ледяных холодных ветров, дующих с Тибетского плато в сторону юга, снег со скал элементарно сдуло. Крутая трасса, которая была абсолютно бесснежной в тот раз, когда мы с Харропом разведывали её, теперь представляла из себя крутой  ледяной  склон, и мы потратили несколько часов на то, чтобы нарезать ступеньки для наших четырех носильщиков. Койла был великолепен, но остальные трое - Унгья, Ратти и Гидди -  были откровенно слабы, и постоянно жаловались на трудности пути.

 Харроп взял груз у Гидди и перенес его через трудный отрезок, это отчасти решило проблему. Два других последовали за Харропом и Койлой по ледовому склону к тому месту, где их  ждали мы Дамодаром.

Мы с Харропом показали остальным, как можно скользить на  заднице вниз по мягко наклоненному ледяному склону.  Дамодар и носильщики в веселой связке с хохотом проскользили вслед за нами. Но как только мы вышли из затененных участков на солнце, то нам опять пришлось страдать, через каждый шаг проваливаясь в глубокий снег.

 В 4 часа вечера Харроп, Дамодар и я остановились в тени низкой каменной стены, построенной  тибетскими торговцами как убежище от северного ветра. Я надел свитер и пиджак, но все равно ледяной ветер пробирал меня до самых костей. Носильщики прибыли к нашей стоянке через полчаса после того, когда  мы с Харропом с трудом смогли расставить  обе наши  палатки замерзшими до полной обездвиженности пальцами.

В 7 вечера мы съели приготовленный ужин и заползли в наши спальные мешки. 

На следующее утро мы ограничились  одним чаем, намереваясь основательно поесть, как только мы попадем за линию снегов. К  нашей тревоге в 7 часов утра снег был почти такой же глубокий и рыхлый, как и на южной стороне Урай-Леха. 

Мы с Харропом по очереди шли впереди, проваливаясь по бедро в снег, чтобы тропить путь для тяжелогруженых портеров.  До дальней стороны снежных заносов мы дошли в состоянии страшного истощения, и при этом мокрые от пота.

Здесь долина сужалась и через узкое горлышко поворачивалась чуть северо-восточнее, потом она расширялась. Там,   к нашему восторгу,  мы увидели проточную воду. Койла распаковал одну из наших алюминиевых банок и заполнил ее водой. Затем мы все спрятались от ветра за огромным валуном, достали нашу походную плитку и приготовили чай.

За три часа мы покрыли менее километра!

Отдохнув, мы продолжили движение по  глубокому снегу. Мы шли до тех пор, пока не миновали два озера, ни одно из которых не было отмечено на картах от "India Survey". Слева от нас взлетали вверх величественные,  покрытые льдом пики, все более 20 000 футов,  которые, как язвительно заметил Харроп, должны были быть миражом, так как согласно карте мы должны  стоять на унылом каменном покрытом плато с открытым видом на тибетские деревни, реку Карнали и монастырь  Кодзанатх (Корчак)  на другом берегу реки. 

Я ответил Харропу, что  из за множества ошибок на индийских картах Непала, эти карты никак не облегчат наше путешествие к  Гурла Мандхате. Поскольку рельеф местности не соответствовал описанию карты, нам предстояло искать путь эмпирически.  Это может добавить день или два к нашему расписанию, в результате чего наш ежедневный рацион еще большее оскудеет.

В 3 часа полуполудня снег начал пропадать, появились пласты голой земли, самая сложная часть пути осталась позади,  идти стало гораздо проще, мы вышли на поверхность, полностью свободную от снега. 

Койла указал на круг камней, лежащих ниже на левой стороне трассы. «Таркдунга (Tharedunga, Сагиб'. 

Это были стоячие камни. В нескольких ярдах дальше мы нашли ровный кусок земли, на котором разбили свой лагерь, в котором нам предстояло провести ночь.  Здесь мы смогли сэкономить драгоценные запасы парафина, потому что наши  носильщики приготовили ужин на костре из  сухого ячьего навоза.

 Марш следующего дня должен был быть коротким: мы следовали к месту под названием Калапани (чёрная вода). К западу от Калапани лежала тибетская деревня Хатанг, а у подножия узкого северного конца Юнг Кхолы протекала  река Карнали. Как только мы пересечем Карнали, то должны будем полностью увидеть до сих пор совершенно неисследованную горную гряду Нилкантар и монастырь Корчак у его подножья. 

Это был  последний раз, когда мы продвигались к нашей цели днем.   Начиная с Калапани, нам придется путешествовать только ночью. Нашей самой большой головной болью были индийские неточные карты. 

  

 

Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 36628

Авторские темы: 87

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

За пределами представлений о правильном и неправильном есть поле. Я встречу тебя там. Руми

Личный кабинет

a.d.work Ну раз кто-то читает, то продолжение будет)
Elena Vasta
Сайт Админ

Сообщение

Благодарности: 36628

Авторские темы: 87

На сайте с: 13 октября 2012 в 20:06

Пол: Женский

Москва

За пределами представлений о правильном и неправильном есть поле. Я встречу тебя там. Руми

Личный кабинет

На следующее утро, 23 октября, мы прошли под большим, высотой не менее 3 тыс футов пиком,  напоминающим Мармоладу в Доломитовых Альпах.  Мы постарались миновать это каменное лицо как можно скорее, обломки камней на нашем пути подсказали нам, что это место очень опасное.
 

 Мармолада (самая высокая вершина Доломитовых Альп)

Через час мы опустились вниз и оказались на берегу реки.  И если Чжун Кхола была довольно узкой, то здесь водный потом был шириной  около двадцати футов, и, кроме того,  слишком глубоким для брода.

Пройдя еще немного вперед   мы обнаружили построенный тибетцами канатный мост через реку Юнг-Юнг, и воспользовались им.

После того, как мы пересекли реку,  Койла, указывая на склон, который лежал впереди, закричал:  "Калапани, Сахиб!" 

Калапани (черная вода на хинди)  не оправдал своего названия. Чёрной воды не было. Небольшой родник вырывался  из скального горлышка, у подножия скалы  росло небольшое одиночное дерево. Однако вода в этом источнике была чистейшей, сверкающей и минерализованной, как шампанское.

Мы решили разбить тут свой лагерь.  Взобравшись на пару сотен метров над нашим новым кемпингом, мы увидели великий Налканкарский хребет, покрытый льдами,  и,  с помощью бинокля даже смогли разглядеть монастырь Корчак.  

Из ущелья Чжун Кхолы теперь было только два пути   в Тибет. Можно было либо подняться на перевал Хатанг, который нависал  над нами с запада, либо продолжить продвижение вниз по Чжун Кхоле в сторону реки Карнали.  

Койла испортил все  мои планы. Через Дамодара он объяснил нам, что мои карты, на которых спуск вниз по западному берегу  Чжун Кхолы   выглядел относительно спокойным, были чудовищно не точны. И что на самом в течение пяти миль там нет никакой дороги, кроме узкой тропы, используемой дикими козлами,  и стены ущелья Чжун Кхолы были слишком сложными для носильщиков, несущих такие большие грузы. 

Если бы мы хотели незаконно проникнуть в Тибет и попытаться подняться на Гурлу Мандхату, то мы должны были бы перейти через перевал Хатанг, войти в долину Хатанг (Khatang), пересечь ее, затем через невысокий северный перевал выйти из долины и спуститься вниз к тибетскому монастырю около  Джиткота. 

"Мы можем пройти мимо деревни Хатанг ночью, без наблюдения?" спросил я у Койлы.

'Возможно, Сагиб. Но глава деревни, старый Пхрупа, может нас заметить. У него может быть и есть только один глаз, но у него есть тибетские мастифы - огромные  собаки, и у них есть уши и острый нюх. Если мы проберемся мимо Хатанга необнаруженными,  то  сможем пересечь небольшой перевал, после которого спустимся  вниз на  Тибетскую равнину, и проследуем в сторону Джиткот Гомпы.  Тогда мы должны будем  перейти реку Карнали. Река местами заболочена, но я не знаю, есть ли в этом районе броды. Если нет, то нам придется идти почти до самого  Таклакота, чтобы добраться до брода, который я знаю ". 

Единственная хорошая новость, которую я услышал от Койлы заключалась в том, что китайцы не размещали никаких войск ни в Хатанге, ни на северной стороне небольшого прохода, который вел вниз к Джиткоту. По словам Койлы, китайский гарнизон почти все время оставался в Таклакоте, а единственные войска, дислоцированные на самой границе, находились на тибетской стороне перевала Липу-Лех, который вел в Индию. Однако с тех времен, когда  Кола проходил этот путь, сопровождая молодого Раджу в его поломничестве к Кайласу, многое изменилось.
 
Известие о том, что европейцы находятся на непальской стороне Гималаев близ китайской границы в срочном порядке было доставлено курьерами китайской армии в главный штаб Народно-освободительной армии Китайской Республики, находящейся в Гартоке (Gartok), в 120 милях к северо-западу от Таклакота. В то время у китайцев  в  западном Тибете было только одно коротковолновое радио, способное общаться с Лхасой, и это радио было в  Гартоке. Китайский генерал, сидящий  в Лхасе, поручил военному губернатору западного Тибета задержать "иностранных дьяволов",  даже если  для этого надо будет пересечь границу с Непалом.

Следуя этим инструкциям  китайский патруль с тибетскими переводчиками, включая человека, который следил за нашим базовым лагерем в Сайпале, посетил каждый из трех проходов, которые вели вниз в направлении Таклакота. 

Переход через первый из них, Липу Лех, расположенный на китайско-индийской границе, был лёгким  однодневным  переходом, который преодолевали на мулах или пешком. Вторым перевалом, примыкающим близко к Таклакоту, был  перевал Тинкар Ла, или Тинкар-Липу, который ведёт в район северо-запада Непала, отделённый от нашего базового лагеря непроходимым горным хребтом, в который входят горы Апи и  Нампа. 

Китайское незнание южных склонов  Гималаев было таково, что они думали, что "иностранные дьяволы" влёгкую могут скитаться  вдоль границы от одного перевала к другому, чтобы искать, как же им лучше перейти на тибетскую сторону, чтобы затем шпионить за китайской армией в Таклакоте. На самом деле то, что легко можно осуществить на северных тибетских склонах Гималаев - перемещаться между близкими перевалами,  совершенно невозможно повторить на южных склонах.

 К тому  моменту китайский патруль посетил свой пограничный пост на тибетской стороне  перевала Липу-Лех, где  их пограничники сообщили им, что ни один европеец не попадал в их поле зрения. 

Из Липу-Леха китайский патруль отправился вниз и на Тибетском плато вновь  повернул на восток, пока не достигли перевала  Тинкар ла (Тинкар-Липу). Китайскому патрулю пришлось подняться на вершину перевала, а затем незаконно спуститься в долину  Тинкар Кхолы в  западном Непале, что они и сделали. Но и там они не обнаружили следов "фашистских империалистических западных псов". 

Возвращаясь вниз через перевал Тинкар, китайцы, не видя  в девственном снегу никаких следов, отправились инспектировать перевал Урай Лех.  Однако  их остановила та же причина, которая остановила и нас: у них закончился провиант, и, поскольку, они не могли им разжиться в непальской деревне Тинкар, то они решили запастись     всеми  необходимыми припасами в тибетской деревне Хатанг. 

Наши пути вскоре пересеклись.

Известие о том, что мы не сможем продвинуться дальше вниз по долине Чжун Кхолы, и что нам придется ночью проходить через населенные районы, где местные жители Деодато яростных  собак, сделало наши  перспективы далеко не радужными. Нам потребовалось пять дней, чтобы покрыть 17 миль. Таким образом, наши ежедневные пайки в количестве не более 2 000 калорий, весьма недостаточные для напряженной работы на большой высоте, были бы совершенно недостаточны для оставшейся части нашего похода к  Гурла Мандхате и изнурительного восхождения на 22 тыс футов.

Харрор и я сели обсуждать наши дальнейшие планы, чтобы оценить наши шансы на успех. Койла что-то бурно доказывал Дамодару.

 "Койла говорит", - подошёл к нам Дамодар, -  "что ваши овечьи мясные пеммикские батончики, которые вы заготовили для нашей основной еды по ночам, на самом деле не овечье мясо. Койла и остальные  три носильщика считают, что эти  батончики сделаны из мякоти коровы. Корова - священное существо в глазах индуистов. Не надо нас убеждать, Сид Сахиб. Они больше не будут есть ваш пеммикан ".

"Прекрасно!", сказал Харрап, "исходя из этого,  нам как раз  будет  достаточно еды на троих. Вы будете есть наше коровье мясо, Дамодар? Но  у нас нет никаких дополнительных пайков для наших портеров."

Дамодар ответил: "Я пытался одурачить Койлу и остальных, убеждая их, что пеммикан - это мясо овцы, а не коровы. Сид Сахиб, они мне больше не верят. Я сам съем говядину, если она поднимет нас в гору, но что делать с носильщиками? У нас слишком мало цампы, которая им не нравятся, и очень мало аты для изготовления их чапати. Они не могут выжить, если мы не сможем достать около ста фунтов аты и цампы чтобы пополнить наши запасы".

"Но тогда все наши планы рухнули. Прощай, Гурла Мандхата!", - прокомментировал я. 

 "О, все не так плохо, Сид Сахиб", - сказал Дамодар. "Койла говорит, что он мог бы пойти в Хатанг и сказать, что он следует к Кайласу  с группой непальских паломников , и что им не хватает еды, и он готов купить немного муки у  старого Пхрупы". 

"Слишком рискованно", - возразил я. "У Пхрупы может быть только один глаз, но не половина  же мозга. Неужели он не задумается, почему это остальные  непальские паломники не пошли в деревню вместе  с Койлой?"

"Мы могли бы сказать Койле, что проход был таким плохим, что непальская партия устала и собирается вернуться обратно в Непал через Урай Лех ", - предположил Дамодар. 

"Стоит попробовать", - изрек  Харроп. "Было бы чертовски стыдно пройти весь этот путь зря, когда всего сто фунтов муки могут решить все наши проблемы".

"Давайте вынесем этот вопрос на голосование", - предложил я. "Я не буду диктовать решение как руководитель экспедиции. Мы рискуем умереть от голода, или оказаться в заключении в китайской тюрьме.
Поднимите руку, кто считает, что Койла должен пойти в Хатанг и попытаться потянуть одурачить старого Фрупу".  

Три руки поднялись  вверх. Это было судьбоносное решение. Мы шли в Тибет.

 Успокоенный нашим единогласным решением, я передал Койле пачку рупий, и в полдень он и Ратти отправились в четырехмильное путешествие в Хатанг через соседний перевал. Мы с Харропом решили, что проведем этот день, сортируя и переупаковывая грузы наших носильщиков, чтобы на следующим  утром провести рекогносцировку. Мы собирались  взойти на перевал Хатанг, где скрываясь за скалами на северной стороне перевала, мы получим  великолепную позицию для фотографирования Гурла Мандхаты и всего массива Налканкара. Кроме того,  с помощью биноклей и телеобъективов мы сможем осмотреть хребты, соединяющие Налканкар с Гурлой Мандхатой, чтобы определить оптимальный маршрут приближения к вожделенной  горе.

Выполнение этой задачи совпало бы с возвращением Койлы через перевал Хатанг. Мы с Харропом, Дамодаром, будучи легко нагруженными, смогли бы взять половину груза у  Койлы и Ратти. 

Но, как было сказано  его милостью, герцогом Веллингтоном: "Ни один план битвы не переживет контакта с врагом." 


Написать пост
Написать пост как пользователь соц. сети        или как    пользователь сайта